Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Ивановская горка и Хитровка. Часть 1

"Есть в Одессе Молдаванка,
А в Москве - Хитровка." (А.Розенбаум)

Ивановская горка как исторический район когда-то в древности называлась "Кулишки". Территория очерчена улицами Маросейкой и Покровкой, Покровским и Яузским бульварами, Солянкой и Лубянским проездом. Они соединены переулками, где исторически движение транспорта неактивно.
Мы начинаем прогулку от церкви Всех Святых на Кулишках, там, где улица Варварка переходит в улицу Солянку. Церковь на этом месте построил Дмитрий Донской в 1380 году в память о воинах павших в Куликовской битве.



По Хитровке и Ивановской горке будет четыре темы. Фотографии собраны за несколько лет, большинство - за этот (2015) год.

Название куличики, кулижки, кулишки – до сих пор не находит у ученых однозначного толкования. Одно из значений этого слова – топкое, болотистое место. Существует предание, что в старину здесь было болото, населенное птицами-куликами, по названию которых, возможно, и получила прозвание местность. Удивительно, но и в наше время этот район Москвы в сравнении с другими центральными улицами довольно слабо заселен, несмотря на очень выгодное расположение. Меньше всего сторонников среди историков находит версия, что Кулишики стали называть так после того, как Дмитрий Донской со своим войском дважды прошел здесь: отправляясь на Куликовскую битву и возвращаясь с победой. Возвратившись князь повелел построить здесь церковь в память о павших, а местность будто бы приказал называть Кулишками в честь Куликовской битвы.



Известная фраза «у чёрта на куличках», как считается, связана с событиями 1666 года, когда в богадельне у Ивановского монастыря завелась нечистая сила, беспокоящая обитательниц богадельни своими проказами. Попытки изгнать нечистого духа силами монахов только раздражали его, так что он "стал обличать их самих в разных беззакониях". Избавиться от демона удалось лишь вмешательством призванного из Флорищевой пустыни иеромонаха Илариона (впоследствии митрополит Суздальский и Юрьевский), который «семь недель с двумя иноками там подвизался в молитвах».



Здесь же, на Славянской площади стоит памятник создателям азбуки Кириллу и Мефодию скульптора Вячеслава Клыкова. Более одиннадцати веков назад братья прибыли в славянские земли для проповедования учений Христа на славянском языке. Кирилл к тому времени блестяще отучился в Константинополе и уже преподавал в известном Магнаврском университете. Именно на новом месте, в 862 году, Кирилл, при поддержке родного брата Мефодия и с помощью своих учеников, создал впервые старославянскую азбуку. Римская церковь категорически не приняла миссию братьев и обвинила их в ереси, так как истинными языками для богослужения в ту эпоху считались только латинский, греческий, а также еврейский языки.



Мы поднимаемся наверх к Хитровке по Солянскому проезду. Название его, как и улицы Солянка, происходит от Соляного рыбного двора, который когда-то тут находился.



Продолжение Солянского проезда - это улица Забелина. Тут есть несколько интересных мест, которые не видны с улицы, и чтобы их обнаружить, надо про них знать заранее. Мы поднимаемся по неприметной лестнице.



И видим памятник Осипу Эмильевичу Мандельштаму. Создатели памятника – скульпторы Дмитрий Шаховский и Елена Мунц. Открыт монумент к печальному юбилею – 70 лет со дня гибели поэта, 27 декабря.



Расположен памятник Мандельштаму строго напротив окна квартиры, в которой жил брат Александр и где во время приездов в Москву останавливался сам Осип Мандельштам.



Я очень люблю этого поэта и знаю много его стихов наизусть. Но писать тут о его трагической судьбе я не буду, потому что тема не про Мандельштама, а про Хитровку. Напомню только, что умер поэт от тифа в пересыльном лагере во Владивостоке. «Кремлевского горца» ему не простили.



А вот рядом бомж. Он лежит за доской, на которой посетители должны что-то написать. Нет, что-то власти с местом не продумали. Нас здесь двое крепких мужиков, и нам эти бомжи по барабану, но если, скажем, женщина захочет поднести к памятнику цветы, вряд ли она отважится подойти.



Уже спустившись с лестницы, мы обнаружили ещё вот такую доску на доме.



И вниз от доски ведёт целая система маленьких лесенок во внутренний дворик, куда мы сейчас и направляемся.



И мы оказываемся во внутреннем дворике Музея путешествий и паломничества по Святым местам.



В центре дворика установлен памятник Василию Николаевичу Хитрово (1834–1903) – основателю Императорского православного палестинского общества. Невзирая на созвучность имен, Василий Николаевич не имеет никакого отношения к слову "Хитровка". Последняя получила свое название в честь генерала и мецената Николая Захаровича Хитрово (1779 – 1827), выделившего средства на обустройство Хитровской площади. Большинство людей, глядя на этот памятник, уверены, что он и есть основатель печально знаменитой Хитровки, а он даже не родственник, а просто однофамилец. Такая вот ирония судьбы.



Когда-то на месте Хитровской площади находились два владения, выгоревшие в Московском пожаре 1812 года. Усадьбы почти десятилетие не восстанавливались, а их хозяева не в состоянии были платить налоги. В 1824 году генерал-майор Николай Захарович Хитрово, особняк которого сохранился во дворе нынешнего «сталинского» дома на углу Яузского бульвара и Подколокольного переулка, выкупил владения погорельцев с аукционного торга, обустроил на их месте новую торговую площадь и подарил её городу.



В 60-е годы 19-го века на Хитровской площади построили навес, под которым расположилась московская биржа труда. Сюда в поисках работы стекалось огромное количество людей. Здесь собирались рабочие, крестьяне, освобожденные от крепостной зависимости, и даже безработная интеллигенция. На Хитровской бирже нанимали прислугу, сезонных рабочих.



Но не всем удавалось найти работу, многие так и оседали в окрестностях Хитровки, добывая средства на хлеб насущный нищенством. Постепенно вокруг Хитровской площади стали открываться недорогие харчевни и трактиры, благотворительные организации устраивали бесплатное питание для неимущих. Дома, которые располагались вблизи площади, превратили в ночлежные, также строили доходные дома с дешевыми квартирами.



К середине 19 века Хитровка превратилась в один из самых зловещих и неблагополучных районов Москвы. Уже в конце столетия она была заселена представителями московского социального дна: нищими, воришками, наемными рабочими. Их количество достигало от 5000 до 10000 человек, и они даже получили отдельное прозвание – хитрованцы. Именно здесь чаще всего арестовывались уголовные осужденные, сбежавшие с сибирской каторги. Облик тогдашней Хировки нашел свое отражение в произведениях Гиляровского, Акунина, Горького. Ниже несколько цитат.



"Мрачное зрелище представляла собой Хитровка в прошлом столетии. В лабиринте коридоров и переходов, на кривых полуразрушенных лестницах, ведущих в ночлежки всех этажей, не было никакого освещения. Свой дорогу найдёт, а чужому незачем сюда соваться! И действительно, никакая власть не смела сунуться в эти мрачные бездны…". (В.Гиляровский)



"Двух- и трехэтажные дома вокруг площади все полны такими ночлежками, в которых ночевало и ютилось до десяти тысяч человек. Эти дома приносили огромный барыш домовладельцам. Каждый ночлежник платил пятак за ночь, а "номера" ходили по двугривенному. Под нижними нарами, поднятыми на аршин от пола, были логовища на двоих; они разделялись повешенной рогожей. Пространство в аршин высоты и полтора аршина ширины между двумя рогожами и есть "нумер", где люди ночевали без всякой подстилки, кроме собственных отрепьев. Где нищие, там и дети — будущие каторжники. Кто родился на Хитровке и ухитрился вырасти среди этой ужасной обстановки, тот кончит тюрьмой. Исключения редки." (В.Гиляровский)



"Страшные трущобы Хитровки десятки лет наводили ужас на москвичей. Десятки лет и печать, и дума, и администрация, вплоть до генерал-губернатора, тщетно принимали меры, чтобы уничтожить это разбойное логово. С одной стороны близ Хитровки — торговая Солянка с Опекунским советом, с другой — Покровский бульвар и прилегающие к нему переулки были заняты богатейшими особняками русского и иностранного купечества. Владельцы этих дворцов возмущались страшным соседством, употребляли все меры, чтобы уничтожить его, но ни речи, гремевшие в угоду им в заседаниях думы, ни дорого стоящие хлопоты у администрации ничего сделать не могли. Были какие-то тайные пружины, отжимавшие все их нападающие силы, — и ничего не выходило." (В.Гиляровский)



"Бродил по рынку, от улицы Солянки держался в стороне. Знал, что там, за нею, Хитровка, самое страшное на Москве место. На Сухаревке, конечно, тоже фармазонщиков и щипачей полно, только куда им до хитровских. Вот где, рассказывали, жуть-то. Кто чужой сунься - враз догола разденут, и еще скажи спасибо, если живой ноги унесешь. Ночлежки там страшенные, с подвалами и подземными схронами. И каторжники там беглые, и душегубы, и просто пьянь-рвань всякая." (Б.Акунин)



"Жалко, что его не знал папа Гиляровкий,
Он главы б не написал про воров Хитровских..." (А. Розенбаум)
Никогда не соглашусь с Розенбаумом. Лёнька Пантелеев - ничто против хитровских нелюдей. Здесь убивали за мелочь, за корку хлеба, за глоток водки, за старые сапоги. Убивали просто так, ради развлечения, убивали десятками.
Пока я цитировал, я показал несколько фото из местного магазина подарков с названием "Просто так". Вот, кстати, хитровский юмор. На фото ниже вы видите мягкую пижаму в виде лагерного клифта.



Идём дальше по этой части Хитровки. Заворачиваем в Старосадский переулок. Перед нами возникает Кафедральный собор святых апостолов Петра и Павла.



Это лютеранский собор, являющийся главным собором региональной Евангелическо-лютеранской церкви Европейской части России (ЕЛЦЕР). Собор является одной из двух действующих официальных лютеранских церквей в Москве наряду с лютеранской церковью Святой Троицы (ЕЛЦИ) на Введенском кладбище.



Колокольня настолько высока, что заснять её целиком довольно трудно, на этих маленьких переулках не развернуться. Колокол собору подарил кайзер Вильгельм Первый.



Лютеранский храм здесь находился ещё в начале 19 века. Лютеранская община выкупила эти земли у князей Лопухиных. В строительстве храма принимал деятельное участие прусский король Фридрих Вильгельм III.



Внутри мы видим орган. На этом органе в 1843 году играл сам Ференц Лист. Точнее, не на этом, а на его предшественнике, но на этом самом месте.



За собором находится дом-руина, который называется "Палаты Мазепы". Свое название получили от того, что долгое время ошибочно считались домом, где проживал гетман Иван Мазепа при посещении Москвы.



Возвращаемся на Солянку через Большой Спасоглинищевский переулок. Урочище «Глинищи» в Москве известно с XIV века; глинище — место, где добывали глину. В XVII веке переулок назывался Горшечным (видимо, глину там не только добывали, но и делали из нее горшки), а в XVIII ввеке — Спасским.



Мы подходим к Московской хоральной синагоге. Она построена в 1891 году. Открыта 1 июня 1906 года. Старейшая синагога Москвы. В ней четыре молельных зала. При Хоральной синагоге находится Главный раввинат, работает духовное училище.



Нынешнее здание перестраивалось по проекту архитектора Романа Клейна. Именно ему принадлежит идея ретроспективизма, воспринятая от французского архитектора Шарля Гарнье, у которого Клейн проходил стажировку в 1884 г.



Возле синагоги была открыта скульптурная композиция «Птица счастья». Композиция работы скульптора Игоря Бурганова олицетворяет руку, выпускающую голубя — символ дружбы между народами. Рядом мне удалось заснять колоритного (для Москвы) персонажа, который скрытно курит.



В интерьере синагоги присутствуют связи и с традициями западно-европейского религиозного зодчества, в свое время воспринятыми иудейским культом. Прежде всего - это скамьи для молящихся (оборудованы пюпитрами для молитвенников), характерные для католических и протестантских храмов. Чисто еврейской особенностью является устройство балконов-галерей для женщин, причем, аркатура колонн позволяет говорить об итальяно-испанских цитатах.



Автомобили рядом мне очень понравились. Да тут Порше у всех ваще.



А вот внутрь зайти не получилось. Я не представлял, как себя там надо вести, можно ли с фотоаппаратом, и решил, что должны быть знаки. И сразу был мне знак в виде вот такого мужчины, который стоял и очень спокойно меня рассматривал. Я умею за несколько секунд определить, насколько тот или иной человек может быть опасен. В общем, глянув на этого, я решил, что зайду когда-нибудь в другой раз.



Напротив синагоги мы видим московскую Стену плача, прообразом которой является иерусалимская святыня. Находящаяся в Иерусалиме Стена плача – один из участков стены Иерусалимского храма, который разрушили римские завоеватели.



По существующему на протяжении столетий обычаю, в трещины между камнями Стены вкладываются записки с молитвами и просьбами к Богу.



Московская Стена плача значительно меньше оригинала – она составляет всего пятнадцать метров, а высота её равняется приблизительно трём метрам. Она сложена из неотесанных камней, добытых в районе Подмосковья.



Бытует поверье, гласящее, что соприкосновение со священной Стеной плача дарит твоей записке мощь камней, способствующую исполнению желаний.



Начать писать про Хитровку меня вдохновили посты моего друга doc_chaev, с которым мы по удивительному стечению обстоятельств ходим по одним и тем же местам. Так получилось, что своим постом я опередил его тему о Хитровке, но будет очень интересно взглянуть на те же места с другого ракурса. Так что ждём его репортажа.

Репортажи о Ивановской горке и Хитровке:

Ивановская горка и Хитровка. Часть 1
Ивановская горка и Хитровка. Часть 2
Ивановская горка и Хитровка. Часть 3
Ивановская горка и Хитровка. Часть 4
Tags: Акунин, Гиляровский, Ивановская горка, Кулишки, Хитровка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →