Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Плющиха. Илья Репин и Лев Толстой

«Новая квартира моя премиленькая, — с радостью сообщает Репин Стасову, как только устраивается на новом месте, — очень располагающая к работе, удобная».

В конце октября 1879 года Репин поселяется на Большом Трубном (ныне Земледельческом) переулке в районе Плющихи. Здесь, в доме баронессы А.А. Симолин, он проживал до осени 1882 года, причем лето, как правило, проводил в подмосковном селе Хотькове (по Северной железной дороге, близ Абрамцева), на даче Эртовой.



В каком этаже проживал Репин? У него нигде — ни в письмах, ни в статьях, ни в книге воспоминаний «Далекое — близкое» нет об этом ни малейшего намека. Разрешить этот вопрос удалось благодаря академику И.Э. Грабарю, который напомнил о существовании карандашного рисунка В.А. Серова, сделанного юным художником из окна репинской квартиры в 1880 году.



Четырнадцатилетний Серов жил в это время вместе с Репиным, взявшим его к себе по просьбе матери юного художника — вдовы композитора А.Н. Серова. Мальчик запечатлел своим карандашом многое из репинского окружения.



На один из этих рисунков и указал академик И.Э. Грабарь. Юный Серов мастерски запечатлел эффектную картину полузанесенного снегом одноэтажного с мезонином дома в глубине симолинского двора. Флигель незадолго до этого горел, почему рисунок так и назван — «После пожара».



Линия горизонта, проходящая в перспективе рисунка поверх обгоревшего флигеля, ясно указывает на то, что рисунок сделан сверху вниз, то есть из окна второго этажа. На заднем плане слегка намечен абрис церкви, повернутой к зрителю своей северо-восточной стороной. Это также неопровержимо свидетельствует о том, что художник сделал зарисовку в сторону юго-запада и вправо от стены дома, смотрящей на юг.



Судя по расстоянию от дома № 9 и по другим признакам, на рисунке Серова изображена церковь Воздвижения, находившаяся за Плющихой, к юго-западу от симолинского дома. Церковь сохранилась лишь частично. Зато хорошо сохранился видимый впереди нее большой дом с многими трубами на крыше на углу Плющихи и 1-го Труженикова переулка. Уцелел даже пень того дерева, часть которого изображена на переднем плане рисунка справа. Еще недавно этот дом выглядел вот так.





Это единственный подходящий под рисунок дом, находящийся по прямой между домом баронессы А.А. Симолин и храмом Воздвижения Креста Господня на Чистом вражке.



Итак, квартира Репина находилась на втором этаже южной стороны старого симолинского дома. Своими девятью окнами она выходила на все стороны, кроме севера. Мастерской художника могла быть скорее всего небольшая, около двадцати метров, комната, обращенная двумя окнами на запад (в одном из писем Репин упоминал о своей «маленькой мастерской»).



В этом доме произошло знакомство Ильи Репина со Львом Толстым. Первое знакомство двух корифеев русской культуры произошло по инициативе неутомимого В.В. Стасова, безмерно любившего и уважавшего как того, так и другого. Еще в семидесятых годах он начал настойчиво напоминать Л.Н. Толстому о появлении на художественном горизонте нового светила, да еще столь близкого по своей творческой сущности самому Толстому. Желая во что бы то ни стало познакомить писателя с художником, в котором Стасов видел прямого продолжателя дела Толстого в смежной сфере изобразительного искусства, он так и писал Толстому: «У Репина такая же цельная, неподмесная, неразвлекающаяся ни на что постороннее натура, как и у вас».



Действительно, нет более разительного сходства в творческом облике двух деятелей смежных искусств, чем у Л.Н. Толстого и И.Е. Репина. Эта близость такого же порядка, как, скажем, Гоголя и Федотова, Некрасова и Перова, Чехова и Левитана, — известные, давно установленные и исследованные творческие параллели.



И после 1878 года критик при каждом удобном случае старается обратить внимание великого писателя на молодого художника. В 1880 году ему, наконец, удается добиться своего: он пишет Репину, чтобы тот ожидал в скором времени Толстого. Репин не хочет верить счастью, но вдруг оно нагрянуло разом: 7 октября, вечером, в Большом Трубном переулке, показалась неторопливая фигура очень пожилого человека, направлявшаяся к дому баронессы Симолин. Это был Л.Н. Толстой.



Через несколько дней Репин пишет Стасову о Толстом. Толстой, оказывается, привел Репина в полное недоумение. К удивлению художника, писатель назвал его любимые детища — «Запорожцев», «Бурлаков» и «Софью» — всего лишь этюдами, а надоевший самому автору и давно заброшенный им холст «Досвитки» — картиной. Что же такое «картина» и что такое «этюд»? — в растерянности думал художник. Где граница между этими понятиями? Он решил еще вернуться к этому вопросу, а пока принял на веру утверждение великого писателя.



Зато, рассуждая о «Запорожцах», Толстой подсказал Репину «много хороших и очень пластических деталей первой важности, живых и характерных подробностей». «Видно было тут мастера исторических дел, — с упоением писал Репин. — Да, это великий мастер! Много я передумал после него, и мне кажется, что даже кругозор мой несколько расширился и просветлел».



Так началась дружба двух великих художников. В это время Толстой еще не жил в Москве, а приезжал иногда по разным делам. Например, в памятный для Репина день первого знакомства с Толстым писатель приезжал из Ясной Поляны для приискания учителей своим детям и по издательским делам.



Через год Л.Н. Толстой поселился в Москве у Волконских в Малом Левшинском переулке (№ 3), куда Репин стал часто ходить. «Часто после работы, под вечер,— вспоминал он,— я отправлялся к нему, ко времени его прогулки. Не замечая ни улиц, ни усталости, я проходил за ним большие пространства. Его интересная речь не умолкала все время, и иногда мы забирались так далеко и так уставали, наконец, что садились на империал конки, и там, отдыхая от ходьбы, он продолжал свою интересную беседу».



Под влиянием Толстого Репин даже забросил было «Запорожцев», над которыми долго и любовно работал, и вновь принялся за свои отложенные «Досвитки», не понимая, чем они могли так понравиться писателю. Эта картина была быстро закончена и получила название «Вечорниц». Чем картина так понравилась Толстому, так и осталось загадкой.



Никто из великих людей мира не был увековечен в изобразительном искусстве так широко и многогранно, как Л.Н. Толстой И.Е. Репиным. Их дружба длилась ровно тридцать лет — с 1880 по 1910 год,— вплоть до смерти писателя. «Я только радуюсь и восхищаюсь,— писал В.В. Стасов,— что современником Льва Толстого был такой художник, как Репин, который передал его натуру, жизнь, взгляд, мысль так, как, мне кажется, никто больше не в состоянии был бы передать».



Известны следующие работы И.Е. Репина об Л.Н. Толстом: «Л.Н. Толстой за письменным столом» (1887 г.), «Л.Н. Толстой в кресле с книгой в руке» (1887 г.), «Л.Н. Толстой на пашне» (1887 г.), «Л.Н. Толстой в Яснополянском кабинете под сводами» (1891 г.), «Л.Н. Толстой на отдыхе в лесу под деревом» (1891 г.), «Л.Н. Толстой в лесу» (два изображения: этюд и портрет по нему — оба 1891 г.), «Л.Н. Толстой в белой блузе» (1909 г.), «Л.Н. Толстой в розовом кресле» (1909 г.), «Л.Н. Толстой в яблоневом саду» (две картины — 1912 и 1913 гг.), «Л.Н. Толстой с женой С.А. Толстой за столом» (1907 г.).



Кроме этих главнейших произведений известно свыше двадцати зарисовок с Л.Н. Толстого карандашом и акварелью, а также около десяти портретов и рисунков членов семьи Л.Н. Толстого. Если к этому прибавить две зарисовки толстовских мест в Ясной Поляне, несколько рисунков, упоминавшихся в печати и неизвестно где находящихся в настоящее время, а также семнадцать упомянутых выше иллюстраций к произведениям Л.Н. Толстого и скульптурный бюст писателя, известный в трех вариантах, то всего, таким образом, насчитывается свыше семидесяти произведений И.Е. Репина о Л.Н. Толстом.



Три года жизни Репина в Большом Трубном переулке были заполнены напряженной и чрезвычайно плодотворной работой. Именно на этот период приходится расцвет творчества художника. Здесь была в основном завершена одна из лучших его картин — «Крестный ход в Курской губернии» — с сотнями этюдов и рисунков к ней.



Здесь была начата другая замечательная картина — «Запорожцы»; выполнены целиком картины: «Вечорницы», «Отказ от исповеди», «В препаровочной»; написан ряд портретов, среди которых — портреты А.Ф. Писемского и Н.И. Пирогова.



Для картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» художнику позировали многие знаменитые в то время люди.



Неоднократно в этот дом приходил Владимир Гиляровский, который тоже позировал Репину для картины «Запорожцы». Он должен был изображать Тараса Бульбу, хохочущего седоусого толстяка в красном.



Хотя принято считать, что на картине под Тарасом Бульбой изображен Александр Иванович Рубец, профессор Петербургской консерватории, потомок польского шляхетского рода.



В этом же доме жил и работал скульптор Ю.Г. Орехов. В нише стены рядом с домом – одна из его работ «Женщина с серпом».







Текст частично взят с сайта «Илья Репин».
Tags: Земледельческий, Орехов, Плющиха, Репин, Толстой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →