Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Конфеты «Мишка косолапый»

Знаменитая картина Ивана Шишкина «Утро в сосновом лесу» в советское время стала узнаваемой в основном благодаря конфетам «Мишка косолапый» фабрики «Красной Октябрь». Они пользовались огромной популярностью, экспортировались и стоили довольно дорого. В народе они почему-то получили более упрощенное название «Три медведя», хотя если считать каждого мишку по отдельности, их на полотне обнаружится четыре штуки.



В 1898 году эту картину Шишкина приобрел коллекционер и меценат Павел Третьяков. Так она оказалась в Третьяковской галерее. Художник Шишкин виртуозно выписывал сосенки, просеки, опушки и полянки, а вот медведей рисовать совершенно не умел, они получались неправильные.



Картина была почти закончена, но живописец прекрасно понимал, что без медведей картина не представляет из себя ни малейшей экологической ценности.



В результате, чтобы вписать мишек в изначальный замысел картины, он пригласил своего друга Константина Савицкого. Савицкий с задачей справился блестяще, и автограф свой поставил прямо под шишкинским.



Но Третьяков заявил: «Я покупал картину у Шишкина. Почему еще Савицкий? Дайте-ка скипидару», – и собственноручно выжег подпись Савицкого с картины. Деньги он также выплатил одному Шишкину. При увеличении вытравленное пятно видно слева снизу.



Фердинанд Теодор фон Эйнем – основатель «Товарищества Эйнем», впоследствии кондитерской фабрики «Красный Октябрь», приехал в Россию в 1850-ом году. Он начал свой бизнес с того, что продавал москвичам пилёный сахар.



Сладость, маленькая, копеечная, а прибыль дала такую, что Эйнем со своим компаньоном Юлиусом Гейсом приступили к постройке фабрики на берегу Москвы-реки на Софийской набережной.



Во время Крымской войны товарищество получает подряд на поставку на фронт варенья и сиропа, и ее прибыль становится гигантской. После смерти Эйнема в 1876 году фабрикой стал руководить Юлиус Гейс, однако ставшее популярным у москвичей название компании он менять не стал.



Юлиус Гейс прекрасно понимал, что большей популярности товара способствует яркая обертка, которую приятно рассматривать, и постарался разнообразить свой шоколад всевозможными картинами.



И коробки от кондитерских изделий у него напоминали коробки для драгоценных артефактов. Расчет был на то, что после употребления содержимого красивая коробка останется надолго, и так же долго будет напоминать покупателю, кто главный московский кондитер.



Фабрика даже наняла композитора, чтобы написать запоминающийся «Шоколадный вальс». Но главный маркетинговый ход был впереди. На фабрике Эйнема особое внимание уделялось оформлению сладкого продукта. Рекламу фирмы несли театральные программки, наборы-сюрпризы с вложенными в коробку конфет открытками. Открытки были разными, но со схожей тематикой, и стимулировали покупателей приобретать такой же товар опять, чтобы собрать всю серию.



Приблизительно в то же время, когда Гейс начал строить знаменитый краснокирпичный комплекс зданий на Берсеневской набережной, из одной иконописной мастерской выгнали одного мальчика. Мальчик был очень талантлив, но провинился в том, что рисовал, сидя при этом задницей на стопке икон. А богохульник талантом быть не может. Юношу звали Мануил Андреев. Мальчику суждено было стать самым знаменитым в стране рисовальщиком фантиков.



Итак, на рубеже веков на пробу господину Юлию Хойсу, который на тот момент вел дела «Товарищества Эйнем», принесли конфету: толстый слой миндального пралине был заключен между двумя вафельными пластинами и глазированным шоколадом.



Находка кондитеров чрезвычайно фабриканту понравилась, и название появилось тотчас же – «Мишка косолапый». Как гласит легенда, в кабинете Ю. Хойса висела репродукция картины «Утро в сосновом лесу», вследствие чего сначала было придумано название, а позднее и оформление новой конфеты.



На обертке М. Андреев поместил сюжет картины «Утро в сосновом лесу» в обрамлении зеленых еловых веток и нарисовал Вифлеемские звезды, так как в те годы конфеты были самым дорогим и желанным подарком именно на рождественские праздники. Эта звезда, конечно, будет светить недолго.



Сегодня мы находим в фонде библиотеки им. Н.А. Некрасова наиболее полный альбом дореволюционных и советских работ М. Андреева, который передал в дар библиотеки художник И.С. Кузьма. В альбоме указана точная дата появления обертки конфеты «Мишка косолапый» - 1913 год.



После 1917 года рисунки и шрифты для этикеток и упаковок заимствовались со старых, "дореволюционных "образцов. Оставались прежними и наименования многих товаров. К тому же с победой Великой социалистической революции все стало всеобщим достоянием, в том числе и рецептуры конфет. Хотя советская власть вполне могла изменить фантик в идеологических целях.



Конфета «Мишка косолапый» переживёт и Российскую империю, и даже унаследовавший ее Советский Союз. Уникальная конфета с шедевром на обложке будет перерождаться из поколения в поколение.



Андреев придумает и еще один легендарный конфетный сюжет. Малыш с битой, шоколадкой и романтическая надпись «Ну-ка отними!» В шоколадку вкладывалась педагогическая поэма:

«Ты что? — Хочешь половины?
Не угодно ли дубины?
И пошел махать дубьём.
Степка вышел с фонарем.
Победитель храбрый Вася,
Силой мускулов хваляся,
Говорил, что этим всем
Он обязан лишь Эйнем!»



После революции фабрику переименовали в гордое название «Красный октябрь», но поскольку таких конфет никто не знал, еще долго приходилось добавлять, что это на самом деле бывшая фабрика «Эйнем».



Раскручивать новый бренд помогал гений агитпропа Владимир Маяковский:

«Если хочешь кушать Мишку –
Заведи себе сберкнижку».



Даже на здании советского треста «Моссельпром» конфеты символизирует именно «Мишка косолапый».



«Ну-ка отними!» переживет реинкарнацию, и вместо мальчика-забияки на фантике появится девочка с белой собачкой.



Как и в случае с «Мишками», прототипом фантика послужило произведение искусства, в этот раз – фарфоровая статуэтка советской эпохи.



А Мануил Андреев до своей смерти в 1959-ом году успеет оформить этикетками почти всю небольшую, но яркую советскую пищевую продукцию.



Фабрика «Красный октябрь» переживет все смены власти, но в 2000-ых годах окажется мало соответствующей рыночной экономике хозяйственным субъектом. Шоколад переедет, а корпуса из красного кирпича останутся, и начнется их джентрификация, то есть заселение промышленной территории состоятельными гражданами со своей инфраструктурой.

Tags: Андреев, Балчуг, Гейс, Красный октябрь, Мишка косолапый, Ну-ка отними, Савицкий, Третьяков, Шишкин, Эйнем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →