Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Парфюмерная фабрика Брокара

«Новая заря» — московская парфюмерная и косметическая фабрика, основанная в 1864 году французским предпринимателем и парфюмером Генрихом (Анри) Брокаром. С 1925 года выпускает знаменитые духи «Красная Москва».



Даже если бы на продукции фирмы «Новая заря» не было этикеток, в любой точке мира ее легко бы определили по изящному куполу красного цвета на колпачке. «Красная Москва» – символ советской парфюмерии и шлейф советской женщины. И придумать такие духи мог только француз и только в Москве. Но не красной.



Как известно, в 1861-ом году в России отменили крепостное право. В этом же году в Москву приезжает молодой француз Анри Брокар. В Москве Андрей Афанасьевич (так по-московски порой величали уроженца Франции, сына парижского лавочника Атанаса Брокара) прожил 39 лет – с 1861 года почти до самой смерти в 1899 году. Именно здесь он добился фантастической популярности и стал одним из самых удачливых предпринимателей пореформенной России.



Россия для парфюмеров выглядела действительно чрезвычайно привлекательно. На Руси были древние банные традиции. Представители всех сословий неизменно раз в неделю (как правило, в субботу) обязательно посещали бани и парились до изнеможения. Но большинство россиян мылось в ту пору щелоком, изготавливаемым кустарным способом из печной золы. Хорошее мыло завозилось из-за рубежа, и было доступно лишь представителям высшего сословия. А народ попроще в лучшем случае пользовался помывочным средством, внешний вид которого вошел в пословицу: «Мыло черно, да моет бело».



Обосновавшись в России, Анри Брокар около полутора лет проработал наёмным технологом в представительстве одной из французских парфюмерных фирм и изобрел новый способ изготовления концентрата духов. Это было очень перспективное открытие, сулившее автору солидные премиальные. Но он совершил непостижимый для коллег поступок – продал изобретение парфюмерной компании «Рур Бертран» за 25 тысяч франков и на вырученные средства, да с секретами от отца и деда, открыл мыловаренную фабрику в Москве. Так Брокар нашел свою рыночную нишу.



Необходимо отметить, что в Москве Анри Афанасьевич совершил и другой крайне важный в своей жизни поступок. Он женился на московской барышне Шарлотте Реве, бельгийке по рождению. С первой же минуты Анри был очарован ею, но вот беда - сердце девушки было уже занято известным певцом. И что же, Брокар отступился? Ничуть не бывало! С видом агнца он приносит на домашний концерт корзину восковых фиалок и просит поставить их на рояль. О, эти парфюмеры!



Как оказалось, запах фиалок пагубно влияет на связки, в результате возлюбленный мадемуазель Шарлотты опозорился, дав петуха. После чего, естественно, исчез в неизвестном направлении. Через пару месяцев непрерывных ухаживаний хитрый парфюмер признался девушке в любви. Но жалованье жениха в сто двадцать рублей Томаса Равэ совсем не устраивало: «Лотта вам не по средствам!» Однако не тот человек Анри Брокар, чтобы остановиться на полпути. Он едет во Францию и, как уже было сказано, продает там свое ноу-хау французской фирме «Рур Бертран» за двадцать пять тысяч франков. Анри Афанасьевич возвращается в Россию богачом, и осенью 1862 года девятнадцатилетняя Шарлотта выходит замуж.



Возможно, это был самый удачный шаг в жизни Брокара, сильно повлиявший и на его бизнес. Шарлотта Андреевна прекрасно владела русским языком, органично вписалась в московскую действительность. Всю жизнь она помогала мужу в делах: придумывала новые брэнды, названия товарных групп, разрабатывала дизайн упаковок и даже вела переговоры с партнерами.



Фабрика 25-летнего коммерсанта Анри Брокара открылась в 1864 году в Теплом переулке, в Москве. Впрочем, фабрика – громко сказано. Под производственные нужды было спешно подготовлено помещение бывших конюшен. И первые партии мыла выходили из стен, пропахших конским навозом. Сам хозяин непосредственно руководил технологическим процессом и не боялся испачкать руки (сказались уроки американского бизнеса). Кроме него в варке мыла участвовали еще двое - ученик Алексей Бурдиков, будущий известный мастер, и рабочий Герасим.



Детище Брокара выпускало поначалу до 60 кусков мыла в день. Сохранились фамилии первых покупателей - купцов Смирнова, Дунаева и Дамтина. Но как ни старался новоиспеченный фабрикант, мыло спросом не пользовалось. Выручка составляла два-три рубля. Что делать? В дело вмешалась Шарлотта. На примере своей приятельницы Долли она знала, что аристократы пользуются только мылом, выписанным из Франции. Значит, решает жена парфюмера, будем ориентироваться на простых людей. Но вот беда – они вовсе не берут мыла. И тогда Шарлотта придумывает рекламно-маркетинговый ход: она предлагает создать дешевое мыло для малышей в виде зайчиков, собачек и кошечек, а для детей постарше – с буквами алфавита! По свидетельствам очевидцев, многие юные москвичи выучились читать по "азбуке Брокара".



Для взрослых Брокар также приготовил немало интересного. Изначально он сделал ставку на выпуск мыла для всех социальных групп. "Народное" стоило всего копейку, но это были не устрашающие черные бесформенные куски, а вполне современное душистое мыло аккуратной прямоугольной формы. Быстро поняв, что борьбы с конкурентами не избежать (из-за границы в Россию начали завозить французское и германское мыло), Анри Афанасьевич освоил выпуск фигурной продукции, дав ей странноватые, но запоминающиеся имена. Кроме того, для взрослых Шарлотта придумала разноцветное мыло в виде овощей. Такое мыло вполне могло служить, к примеру, гостинцем для мужиков, торгующих на ярмарке. Стоило же такое сокровище у Брокара всего одну копейку.



«С этой копейки ты и получишь свой миллион!» – сказала Шарлотта, и оказалась права. Копеечное мыло стало пользоваться неслыханной популярностью. А за ним и дедушкино кокосовое по пять копеек, а мыло "Огурцом" по форме представляло собой самый настоящий огурец и к тому же имело зеленый цвет. На рынок в разное время вышли такие сорта, как "Янтарное", "Медовое", "Розовое", "Греческое" и "Спермацетное". Последние два были подороже (40-60 копеек за кусок) и стали популярны среди наиболее обеспеченной публики. Довольно быстро стены бывшей конюшни стали тесны для растущего бизнеса. Брокар перенес производство сначала на Зубовский бульвар, затем на Пресню. А в 1869 году за Серпуховской заставой открылась специально построенная фабрика для выпуска косметической и парфюмерной продукции. Душистый товар там производят и по сей день. Сейчас это хорошо известное в стране АО «Новая заря».



Успех брокаровского начинания был фантастическим. Оптовики дневали и ночевали около ворот фабрики, стремясь быстрее заказать новую партию мыла, шампуня или помады (эту продукцию Анри Афанасьевич также начал производить для широких покупательских масс). Продукция московской фабрики начала завоевывать общероссийский рынок. Неудивительно, что появились подделки. Брокар быстро придумал, как с ними бороться, введя особую этикетку для всех видов своих товаров. Это был первый случай использования маркировки в России.



Уже в 70-е годы Анри Брокар задумался о расширении своего бизнеса. В его мыслях все четче вырисовывался проект выпуска духов и одеколона. Это был качественно иной бизнес. Обеспеченные покупатели давно уже привыкли к иностранной продукции, а простолюдинам одеколон был не по карману. Нужно было решить две задачи: снизить себестоимость производства и оттеснить иностранных конкурентов, придумав какую-то необычную акцию. С первой задачей Брокар справился довольно легко, использовав полученные в США знания по модернизации технологического процесса.



Еще один эффектный прием принес Анри Брокару массу новых покупателей. Ему стало известно, что в Москву прибывает дочь императора Александра II, великая княгиня и герцогиня Эдинбургская Мария. Брокар не без труда пробился на прием в Большом Кремлевском дворце и преподнес аристократке необычный подарок. Изготовленный на его предприятии букет нарциссов, роз и фиалок был неживым. Все детали – лепестки, стебли, цветки – оказались сделаны из воска и украшены драгоценностями. Но восковый букет источал тонкое благоухание. Фиалки пахли фиалками, розы – розами, а нарциссы, как нетрудно догадаться, – нарциссами. Свое ноу-хау промышленник так и не раскрыл. Да и не нужно это было. Мария Александровна была чрезвычайно тронута подарком. Через небольшой промежуток времени Анри Брокар стал официальным поставщиком двора герцогини Эдинбургской, позднее – российского императорского дома и испанского королевского двора.



В 1869 году предприятие Брокара превратилось в мощную фабрику: котлы, машины. Начинается выпуск «Румяной» помады и пудры «Лебяжий пух». У Брокаров рождаются дети - дочь Женечка, сыновья Александр и Эмилий. Анри Афанасьевич с раннего утра работает в лаборатории. Парфюмер он действительно великолепный, но его абсолютно не интересуют продажи. И тут Шарлотта решает, что можно обойтись и без посредников (ведь они только наживаются на таланте ее мужа), поэтому необходим свой магазин. В 1872 году на Никольской улице пышно открывается первый фирменный магазин Брокаров.



Тем временем производство продолжало расширяться: Шарлотта Андреевна с увлечением занимается обустройством двух новых зданий. Но этого ей мало – нужен второй магазин, и по настоянию жены в 1887 году Душистый Анри, как его прозвали, открывает еще один магазин в Китай-городе на Биржевой площади. К открытию Шарлотта придумала сюрприз-новинку: мыло, помада, духи, одеколон, саше, крем – всего десять изделий в одной коробке. А главное – фантастическая цена в один рубль. Подогретая рекламой публика чуть не снесла только что открывшийся магазин. До приезда полиции было продано две тысячи наборов! Но настоящая слава обрушилась на дом Брокаров, когда Анри Афанасьевич изобрел одеколон «Цветочный».



Сенсацией Первой Всероссийской Промышленно-художественной выставки (1882 г.) стал фонтан, который бил в центре павильона. Его струи испускали необычный аромат. Анри Брокар, вложив в создание фонтана немалые деньги, не прогадал. Его новая продукция – одеколон "Цветочный" - была презентована чрезвычайно эффектным и эффективным способом. Струи одеколона, образно говоря, промыли мозги потенциальным потребителям. Газеты того времени много писали о том, как посетители выставки собирали дармовой одеколон в специально принесенные из дома банки и флаконы, а наиболее раскрепощенные окунали в фонтан пиджаки. Выставка закончила работу, а по Москве еще долго бродили, благоухая "Цветочным", магазинные приказчики, средние и мелкие чиновники, купцы и ремесленники - основной контингент потребителей продукции Брокара.



С помощью этой необычной акции одеколон "Цветочный" быстро завоевал Москву, а впоследствии и Россию. Газеты того времени писали о фонтане, как о чуде из сказки о царе Салтане! Вслед за "Цветочным" последовали другие марки. Брокар умело использовал политическую конъюнктуру в своих целях. Так, в разгар русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. стали весьма популярны помада и мыло "Букет Плевны".



Анри Афанасьевич, помимо удивительного дара маркетолога, обладал незаурядными организаторскими способностями. На его предприятиях практически не было забастовок. Во взрывоопасной Российской Империи, где социальный пар не стравливали принципиально, он легко находил общий язык с рабочими. Самый низкооплачиваемый работник у Брокара получал ежемесячно 15 рублей. Чтобы понять масштаб отчислений на зарплату, сообщим, что тогда в Москве можно было плотно пообедать всего за 10 копеек. Кроме того, все сотрудники брокаровских предприятий ежемесячно бесплатно получали наборы собственной продукции по числу членов семьи. Более того, если вдруг работник отдавал предпочтение иному парфюмерно-косметическому брэнду, Анри Афанасьевич оплачивал ему 75% трат на мыло и одеколон.



Он привлекал всеобщее внимание, тянул к себе как магнит, и люди снимали с себя верхнюю одежду, чтобы окунуть ее в ароматные воды. Дело опять дошло до конной полиции, но стражам порядка было не до людей – они сами норовили попробовать новинку. Реклама добилась своего – «Цветочный» стал первым массовым одеколоном в России. Сколько его ни выпускали – все было мало. В 1883 году на Всероссийской выставке в Москве одеколон получил золотую медаль.



В 1899 г. творение Брокара опять получили "Гран-При". Но, несмотря на великолепие и явную признанность парфюмерного дома Брокаров, позиции французской парфюмерии были в России слишком сильны. Что делает в таких неразрешимых случаях директор по маркетингу и рекламе? Намеренно идет на скандал. И Шарлотта решилась на подмену: свои духи она разлила в пузырьки известной французской фирмы «Любен». «Парижские» духи на следующий день буквально смели с прилавка, а настоящие французские в брокаровской упаковке нюхали и отворачивались. Через неделю Шарлотта «покаялась» в газетах в намеренном обмане – плохой запах был... у французских духов.



Скандал получился немыслимый, Брокар даже спрятался в своей лаборатории. И только Шарлотта Андреевна была счастлива: иностранка по происхождению, она была русской по духу и доказала самим россиянам, что их парфюмерия ничуть не хуже, а то и лучше иностранной! Скандал принес свои плоды и в финансовом выражении – по бухгалтерским книгам оборот подходил к миллиону. Хороший получился подарок к их серебряной свадьбе! Анри Афанасьевич тоже не сидел сложа руки: он создал великолепные духи с запахом сирени – «Персидская сирень». А это произведение уже по-настоящему оценили французы: духи получили не только популярность, но и наивысшую награду - Большую золотую медаль по разделу изящной и гигиенической парфюмерии на Всемирной выставке в Париже. Так Брокар по-своему вернулся во Францию. Шарлотта как-то спросила мужа, хотел бы он вернуться в Париж. На что тот ответил: «Я вернусь во Францию умирать, но жить и работать могу только в России». Так и случилось – по настоянию врачей Анри Брокар уехал в Канны, где и умер в декабре 1899 года.



«Товарищество Брокар и К» с оборотом в два с половиной миллиона рублей перешло вдове Шарлотте Андреевне. А в 1913 году соратник Брокара парфюмер Август Мишель создал к 300-летию дома Романовых духи «Любимый букет императрицы», от которых, кстати, пришла в восторг не только царская семья. Духам суждена была долгая жизнь, и до нас они дошли уже под названием «Красная Москва», но первый в России профессиональный директор по маркетингу и рекламе Шарлотта Брокар не дожила до этого. Не узнала она и того, что семейное детище национализировали и назвали «Новая заря». И только бюсты мужа и жены Брокаров скульптора Анны Семеновны Голубкиной красуются в Третьяковской галерее, увековечивая память об этих замечательных людях.



После революции и во время Гражданской войны потребность в духах резко упала, поэтому парфюмерные фабрики ничего, кроме мыла, не выпускали. К тому же столицу перевели в Москву, и чтобы печатать деньги здесь, на территории бывшей фабрики Брокара разместили предприятие «Госзнак».



На фото ниже вид со стороны Мытной улицы.



На фото ниже то же здание сейчас.



И кануло бы все в Лету, если бы не некто Дуня Уварова, бывшая работница одного из брокаровских цехов. Она как-то попала на прием к Ленину и заявила: «Фабрика буржуя Брокара попала к трудовому народу, и теперь трудовой народ должен ее сохранить!» Вождь согласился и бывшую империю Брокара включили в трест с идиллическим названием «Жиркость».



Мог ли трест с таким названием выпускать что-то нежное, легкое и благоухающее? Сомнительно. А можно ли было выпускать при советской власти «Любимый букет императрицы»? Еще сомнительнее. И как же могли называться лучшие духи Советского Союза? Однозначно только «Красная Москва». Стать лучшими и самыми популярными духам «Красная Москва» помогла Жемчужина – Полина Семёновна Жемчужина, супруга министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова, второго лица в государстве. В 30-ые годы она стала главой «Жиркости», которую к тому времени успели переименовать в «ТэЖэ» – трест эфирно-жировых эссенций. С подачи Жемчужиной духами стали пользоваться самые популярные женщины 30-ых – Любовь Орлова и Валентина Серова. «Красная Москва» стала равна стилю тех лет, яркому, уверенному, боевому.



Кстати. Чтобы удержать запах, в парфюмерии используются фиксаторы. Гвоздика, мята, кедровое масло и дубовый мох. А лучшим фиксатором признана сперма канадского бобра.



Кстати. Существует съедобная парфюмерия. Достаточно съесть капсулу с такими духами, и вместе с потом начинают выделяться ароматические вещества. Чем больше человек потеет, тем сильнее запах парфюма.



Кстати. Женский парфюм традиционно делят на три категории: запахи для блондинок, брюнеток и рыжих. Это связано с тем, что кожа девушек с разным цветом волос имеет разные свойства. Например, кожа блондинок самая сухая, и удерживает запахи лучше всех.



Кстати. Самыми дорогими купленными духами на сегодняшний день является парфюм «Clive Christian Imperial Majesty» – ограниченная серия духов «Clive Christian No.1», попавших в 2003-ем году в книгу Рекордов Гиннесса, которые были представлены во флаконе из хрусталя Баккара с золотым 18-каратным золотым горлышком, украшенным белым бриллиантом в 5 карат. Один флакон объёмом 500 мл (17oz) стоит 215.000 долларов США. Эти духи – средоточие более 200 редчайших компонентов, таких как таитянская ваниль и индийский сандал. В 2006-ом году Клайв Кристиан выпустил 10 флаконов этих духов. Одними из знаменитых обладателей ограниченного выпуска «Clive Christian No.1 Imperial Majesty» является Элтон Джон, а также Кэти Холмс, благоухавшая ароматом в день свадьбы с Томом Крузом.



Кстати. Нет женщин, не любящих духи. Есть женщины, не нашедшие свой запах. Но и у самых лучших духов есть свой «срок актуальности», и конечно внучки не хотят пахнуть так же, как пахли их бабушки. Поэтому, если шоколад бывшей фабрики Эйнема мы едим до сих пор, то представить себе сейчас духи «Красная Москва» бывшей фабрики Брокара очень сложно. Так какие же духи можно назвать хорошими? Только те духи, которые хорошо пахнут.



Информация взята с сайтов «Новая заря» и «Дамский клуб». Фото без моего логотипа взяты из Сети.
Tags: Брокар, Красная Москва, Новая заря, парфюм, фабрика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →