Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Памятник Сергею Есенину

Про Сергея Есенина ходит множество историй, одна другой причудливее. Давайте сегодня вспомним две.



После знакомства Есенин и Дункан довольно быстро начали жить вместе, но отношения зарегистрировали только перед поездкой в США, чтобы избежать проблем с полицией нравов. Брак оформили в ЗАГСе Хамовнического района Москвы. Илья Шнейдер вспоминал, что перед свадьбой Дункан просила его подделать дату рождения в ее паспорте, чтобы скрыть разницу в возрасте – она была старше Есенина на 18 лет.



«Это для Езенин. Мы с ним не чувствуем этих пятнадцати лет разницы, но она тут написана... И мы завтра дадим наши паспорта в чужие руки... Ему, может быть, будет неприятно», – говорила она. В ЗАГСе разница в возрасте действительно сократилась – до 10 лет.



В своем американо-европейском путешествии они прожили целую жизнь, в которой было все – скандалы, ревность, попытки Есенина сбежать от материнской опеки в бордель, ругань, рукоприкладство, битье зеркал в гостиничных номерах.



Путешествие, ради которого они поженились, просто не могло не развести их в разные стороны. В СССР Айседора была великой танцовщицей, а за границей никто не спешил признавать Есенина великим поэтом. Из Америки он пишет Всеволоду Рождественскому письмо, полное обиды. Оказавшись в Нью-Йорке, Есенин вышел прогуляться. Его внимание привлекла витрина газетного киоска, точнее – его собственная фотография на первой полосе одной из газет.



«Купил я у него добрый десяток газет, мчусь домой, соображаю – надо тому, другому послать. И прошу кого-то перевести подпись под портретом. Мне и переводят: «Сергей Есенин, русский мужик, муж знаменитой, несравненной, очаровательной танцовщицы Айседоры Дункан, бессмертный талант которой...» и т. д. и т. д. Злость меня такая взяла, что я эту газету на мелкие клочки изодрал и долго потом успокоиться не мог. Вот тебе и слава! В тот вечер спустился я в ресторан и крепко, помнится, запил. Пью и плачу. Очень уж мне назад, домой, хочется».



Максим Горький описывает одну из встреч с парой почти с ужасом, называя танцовщицу «пожилой, отяжелевшей, с красным, некрасивым лицом, окутанная платьем кирпичного цвета, она кружилась, извивалась в тесной комнате, прижимая к груди букет измятых, увядших цветов, а на толстом лице ее застыла ничего не говорящая улыбка. Эта знаменитая женщина, прославленная тысячами эстетов Европы, тонких ценителей пластики, рядом с маленьким, как подросток, изумительным рязанским поэтом являлась совершеннейшим олицетворением всего, что ему было не нужно».



Из путешествия Есенин вернулся в Москву один в августе 1923 года. Точнее, они вернулись вместе, но Айседора тут же уехала в Париж, бросив Илье Шнейдеру: «Я привезла этого ребенка на родину, но у меня нет более ничего общего с ним». В октябре Есенин отправляет ей телеграмму: «Люблю другую. Женат и счастлив». "Другой" была Галина Бениславская, на которой Есенин в действительности все-таки не женился.



И еще одна история. Давным-давно Сергей Есенин со своим другом Мариенгофом снимали квартиру в центре Москвы и ночевали под одним одеялом. Однажды, когда в Москве стояли жуткие холода, они наняли молодую красивую поэтессу за зарплату машинистки согревать им перед сном постель.



Она грела им постель в течение 15 минут и потом уходила домой, а мужчины, согласно благородному уговору, сидели лицом в угол, не подсматривая. Четыре дня спустя девушка, невероятно оскорбленная тем, что они ничего не попытались сделать с нею, уволилась. А поэтам гневно заявила, что не нанималась греть простыни у святых.

Tags: Дункан, Есенин, Мариенгоф, изваяние, памятник, скульптура, статуя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →