Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Ресторан «Прага»

Самый "московский" торт почему-то называется не "Москва", а "Прага". Он не имеет никакого отношения к столице Чехии, и называется так потому, что он был придуман в ресторане "Прага", который тоже к столице Чехии имеет отношение очень отдаленное.



Здание ресторана появилось в XVII веке и много раз перестраивалось. Первоначально это был доходный дом В. И. Фирсановой, где в 1872 году открылся трактир средней руки под названием "Прага". Посещали его люди простые, в основном извозчики, поскольку на Арбатской площади находилась стоянка извозчиков. Они-то переиначили "Прагу" в "Брагу", не особо разбираясь в заморских именах. Тем более что название как нельзя лучше отражало суть заведения.



Все изменилось, когда в 1898-ом году владельцем заведения стал хозяин дома № 5, что напротив, купец Петр Семенович Тарарыкин. Ресторан он заполучил довольно оригинальным способом – выиграл его в бильярд. А столь высоки ставки были потому, что Тарарыкин согласился сыграть партию левой рукой. Выиграл он, конечно, не само здание, а право аренды на него, потому что домовладелица – предпринимательница Вера Фирсанова – в бильярд играть вряд ли могла.



Оборотистый Тарарыкин сразу понял, что самое ценное в "Праге" — идеальное расположение на стыке таких престижных улиц, как Арбат и Поварская, плюс оживленное Бульварное кольцо и площадь. "Прагу" типа "Брага" он сразу прикрыл и начал глобальную реконструкцию. А когда заведение открылось, в нем было шесть огромных залов, два буфета, восемнадцать отдельных кабинетов, четыре бильярдных зала и открытая терраса. Уже не трактир, а роскошный ресторан.



Главное новшество Татарыкина заключалось в том, что он отказался от одного большого зала. Кабинеты, буфеты и закутки разделяли самые разные социальные группы. Тем самым пресекались любые конфликты. Здесь свадьба не мешала поминкам, а официальное чествование почтенного юбиляра — разудалой молодежной вечеринке с цыганами и плясками.



О творческой жилке московского купца свидетельствует и такая деталь: вся посуда у него являлась заказной, фирменной. На каждой тарелке, чашке, блюдце, вазе славянской вязью были золотом выведены незамысловатые, но четко запоминающиеся слова «Привет от Тарарыкина». Хозяин, простодушно улыбаясь, как бы протягивал руку своим гостям.



Тарарыкин не платил своим официантам жалованья. Наоборот, те, попав в "Прагу" по солидной рекомендации и выдержав немалый испытательный срок, сами отдавали ему определенный процент от чаевых. Причем официант сдавал деньги в общую кассу, а потом их распределяли среди членов трудового коллектива. Того, кто пытался утаить хотя бы часть чаевых, ждала незавидная участь. Его с треском выгоняли из "Праги", и путь в приличный ресторан такому человеку был заказан: у официантов существовал свой неписаный кодекс чести, который соблюдали неукоснительно.



Братство официантов было столь крепким еще и потому, что почти все они происходили из Ярославской губернии. Такова была традиция, и место службы, как правило, передавали по наследству. Так что позор одного человека ложился несмываемым пятном на всю семью. И наоборот, доброе имя главы семьи как бы освещало жизненный путь его детям, да и всем односельчанам.



Сохранились меню "Праги" тарарыкинской эпохи. Вот, к примеру, что предлагала кухня 18 сентября 1911 года: «Обед комплексный стоимостью 2 руб. 50 коп. Консоме риш суп тортю с пирожками; цыплята кокет Монте-Карло; жаркое: перепелка, салат латук; цветная капуста, соус сухари, груша жуанвиль.



Обед комплексный за 1 руб. 25 коп. Консоме, пирожки; биск рановю, расстегайчики; телятина, бунетгер; жаркое: рябчики, салат; мерауги гляссе или кофе. Французские вина красное и белое 1 бут. — 70 коп., стакан — 30 коп., пиво из бочки — бокал 20 коп., портер Дурдина — 1 бокал 1 руб.».



Славился ресторан и фирменными блюдами, в некоторых Петр Семенович переплюнул даже самого Тестова. Например, здесь подавались расстегаи "пополам" в три пальца толщиной — из стерляди с осетриной.



"Прага" вскоре приобрела славу заведения интеллигентного, демократичного — одним словом, арбатского. Здесь в 1898 году после премьеры «Чайки», а в 1901 году после премьеры «Трех сестер» мхатовцы чествовали Чехова. Здесь поклонники Ильи Репина организовали торжества по случаю реставрации его картины «Иван Грозный и сын его Иван», когда роль тамады взял на себя Федор Шаляпин.



Ресторан перестраивался три раза. Старое здание трактира в 1902-ом году перестроил знаменитый архитектор Лев Кекушев. И дом приобрел вот такую форму.



А уже в 1915 году Адольф Эрихсон доделал его вот таким образом. На крыше появилось подобие зимнего сада.



Последняя реконструкция здания была проведена в 1954-ом году по проекту архитектора Б. И. Соболевского, тогда же появился магазин на первом этаже. В советские времена это был один из престижнейших ресторанов, здесь работали лучшие повара, а гостей принимали в нескольких залах (ореховом, пражском, бирюзовом, белом, чешском, мозаичном), ротонде, двух зимних садах и шести кабинетах; летом была открыта веранда. Здесь придумали торт «Птичье молоко».



После 1917 года "Прага" была, естественно, национализирована, на какое-то время ее вывеску убрали: какие могут быть рестораны в годы военного коммунизма! Тарарыкин умер, а его дочь продолжала жить в одной из комнатушек уплотненной квартиры дома № 5, когда-то принадлежавшего ее отцу. В 1937 году она разделила колымскую участь миллионов "бывших".



В 20 е годы тут размещались Высшие драматические курсы, а также книжные магазины «Букинист», «Книжное дело» и «Слово». В одном из залов на втором этаже долгие годы работала библиотека. И все-таки кухонное чрево здания победило! Когда буквально напротив "Праги" в середине 20-ых годов появляется здание Моссельпрома, здесь открывается общедоступная столовая для его работников.



По поводу этого события Маяковский написал:

«Решенья вопросов не может быть проще:
Все дороги ведут на Арбатскую площадь.
Здоровье и радость — высшие блага —
В столовой «Моссельпрома» (бывшая «Прага»).
Там весело, чисто, светло, уютно,
Обеды вкусны, пиво не мутно».




А поклонники творчества Ильфа и Петрова наверняка помнят, что именно в "Прагу", образцовую столовую МОСПО, повел юную студентку Лизу Ипполит Матвеевич Воробьянинов. У подъезда же велась бойкая торговля сувенирами и антиквариатом, и наверно именно там была приобретена связка баранок.



Была и такая услуга. «Стой! Ты проголодался в театре — заверни минуты на̀ три! Пришлем к ужину блюд дюжину». Или. «Черта ли с пищей возиться дома, если дешевле у Моссельпрома?»



Это сейчас Арбат прогулочный, а когда-то был правительственной трассой, по которой Сталин ездил из Кунцево в Кремль. Ведь Нового Арбата еще не было. И поскольку в эти минуты каждый второй прохожий оказывался сотрудником спецслужб, москвичи прозвали Арбат «Военно-Грузинской дорогой».



Приличествовало ли «Военно-Грузинской дороге» начинаться с кабака, даже такого, как "Прага"? Мало ли что может взбрести в голову подвыпившему посетителю? Да и надо было где-то кормить и обогревать армию "топтунов". Поэтому "Прагу" закрыли и открыли спецстоловую. Естественно, места она требовала меньше, и поэтому на разных этажах в разных уголках здания помимо спецстоловой разместились кинотеатр "Прага", библиотека, обувной магазин, художественный аукцион.



Правда, один из залов – зеркальный – отдали обществу бывших политкаторжан, здесь собирались борцы с царизмом, узники Зерентуя и Шлиссельбурга, за столом "Праги" звучали суровые партийные клички. К 35-му году общество политкаторжан распустили, и только лишь в 1954 году, после основательной реконструкции, вновь распахнул двери ресторан "Праги" — бывшая семейная жемчужина Петра Семеновича Тарарыкина.



От прежнего налета богемности не осталось и следа. Теперь сюда ходили ответственные работники, партийные шишки и дипломаты из посольств. Нередко в дни национальных праздников разных стран у подъезда "Праги" можно было увидеть машины с флагами чуть ли не всех государств мира. И после дипломатического приема на всю площадь раздавались радиокоманды: «Машину посла Бурунди к подъезду!», «Машину военного атташе Индии к подъезду!» А вокруг стояла толпа, взирая на сановитых господ, темнокожих генералов в блестящих неведомых мундирах, роскошных дам в непостижимых мехах. И кому тогда приходило в голову, что все тут начиналось сто лет назад с извозчицкой "Браги"!



Но шло время. Рухнула советская система, а вместе с ней исчез и страх демонстрировать свое богатство. Россияне дорвались до сладкой жизни, и как грибы по всей столице стали появляться рестораны и ресторанчики. Старушка "Прага", повидавшая много на своем веку и изрядно обветшавшая, стала сильно проигрывать новым заведениям. Но осталось самое главное — имя, или, как теперь принято говорить, бренд, появившийся больше ста лет назад благодаря предприимчивому Петру Тарарыкину.



Материал взят из десятка различных источников, в основном, из передач Павла Любимцева и Владимира Раевского, а также из статьи Инны Ехьи в журнале «Женщина Москва». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: Абатская, Моссельпром, Прага, Тарарыкин, Фирсанова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →