Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

История напитка «Байкал»

Невзрачное учреждение на улице Россолимо с непроизносимым названием «ФГБНУ ВНИИПБиВП» вошло в историю отечественной пищевой промышленности как создатель качественно нового советского безалкогольного бренда.



В 1952-ом году президентом США был избран Дуайт Эйзенхауэр, а вице-президентом стал Ричард Никсон. А в 1956-ом году вице-президентом по маркетингу компании «Пепси» стал близкий друг Никсона Дональд Кендалл.



В 1959 году в Москве в Сокольниках открывалась первая в истории национальная выставка США. И представлять американское правительство на ней должен был именно Никсон. Кендалл (уже глава корпорации «PepsiCo») не замедлил воспользоваться шансом.



«Вечером,— вспоминал Кендалл,— накануне открытия выставки, был обед в посольстве. Послом тогда был Томми Томпсон. Я признался Никсону, что у меня большие проблемы дома, и сказал: "Мне нужно, чтобы у Хрущева в руках оказалась пепси, не то мне несдобровать". Никсон ответил: "Не беспокойтесь, я подведу его к вашему киоску"». Хрущеву напиток очень понравился, и семя было брошено в плодородную почву. Таким образом, появилась вот эта историческая фотография.



Уже в 1970-ом году Дональд Кендалл из «Пепси-колы» приезжает в Россию и встречается с премьер-министром Косыгиным, достает из портфеля банку Пепси и вручает ее Косыгину. А внутри банки на самом деле был приемник, и он был настроен на московское радио, к удивлению Косыгина. Эффект был потрясающий.



И Косыгин сказал: «Мы хотим с вами торговать, ваша пепси за нашу водку, литр на литр». Кендалл несколько бестактно ответил: «Я могу понять, почему вы не министр торговли. Литр на литр! Мы, конечно, готовы отдавать литр за литр». Косыгин заметил: «Я говорю о вашем концентрате, литр на литр». Концентрате!



Пепси делают из концентрата. Концентрат приходит из США в 19-литровых пластиковых канистрах. Эта канистра разводилась на 1000 литров сиропа. Сироп — еще с 5000 литрами воды. Итого — 6000 литров пепси. Или 18 181 стеклянных бутылок по 0,33 литра. Деваться Кендаллу было уже некуда, и он согласился. Так что кто еще не может быть министром торговли, надо посмотреть.



Весной 1974-го в России открылся первый цех по производству заграничного напитка. В некоторых местах «Пепси» можно было спокойно, без всяких очередей приобрести прямо на улице. По цене 45 копеек, против 15 копеечного лимонада. Осушить бутылочку из горлышка. И сдать ее назад, вернув свои законные 10 копеек «за тару».



Но заокеанское происхождение не скроешь, и Пепси-кола сразу обросла городскими легендами. И бритва за ночь в ней растворялась, и асфальт кола прожигала насквозь, и СПИД-ом она заражена, и дети от нее умирали в мучениях. Народ откровенно опасался зарубежного напитка, кроме того, были и другие, не менее прозаические причины создать новый популярный безалкогольный бренд.



Да и привыкли москвичи к тому, что у всего западного есть свой аналог в Союзе, который и вкуснее, и здоровее, и дешевле. Конечно, были у нас напитки собственного производства всех расцветок: «Дюшес», «Крюшон», «Тархун», «Ситро», «Буратино». Одна беда – не было среди них только коричневого, только та самая «Кола», которую нашей назвать было никак нельзя.



СССР всегда строился с опорой на собственные силы, эквивалент должен был быть для всего. Например, одноразовому американскому стаканчику эквивалентом у нас служил многоразовый. Поэтому и коричневой газировке должна была найтись замена. Для этого подключили лучшие силы – «Всесоюзный научно-исследовательский институт пиво-безалкогольной и винодельческой промышленности» (ВНИИ ПБП).



Задача была поставлена труднейшая:
1. Чтобы новый напиток был коричневого цвета.
2. Чтобы он изготавливался только из отечественных составляющих.
3. Чтобы при всем при этом его можно было еще и пить.
Новый напиток должен был занять достойное место в ряду советской безалкогольной продукции.



Первая и основная сложность, с которой столкнулись ученые-химики - это выбор ингредиентов. Орехи колы никогда не росли на территории Союза, они предпочитают жаркий тропический климат, которым не славится ни Россия, ни другие советские республики. А что у нас растет? Если, скажем, мята, то ее в чай. А если, скажем, укроп, он тоже по другому назначению у нас используется.



Характерный "аптечный" привкус, чем-то отдаленно напоминающий лекарство, "Байкалу" придают вытяжки из корня солодки (ее применяют для лечения кашля, поэтому и похож немного "Байкал" на детскую микстуру), зверобоя и элеутерококка. А отдушку экстракту придавали настой сосновых почек, эфирные масла лавровых и эвкалиптовых листьев, лимонной цедры. Ну а чтобы обеспечить лучшую поглощаемость эфирных масел и густоту концентрата, в состав добавляли натуральный краситель - сахарный колер. Вот он-то и придавал "Байкалу" тот насыщенный коричневый цвет.



В итоге была выбрана следующая формула: элеутерококк - для бодрости, зверобой – для хорошего настроения (кстати, именно это дикорастущее растение используется в производстве растительных антидепрессантов); корень солодки и бузина – для цвета и неповторимого вкуса, а для аромата – четыре эфирных масла: лавровое, эвкалиптовое, лимонное и пихтовое.



Однако через пару лет, ученые так и не смогли одомашнить дикорастущий зверобой. Поскольку объёмы дикорастущего сырья для производства Байкала были ограничены, со временем потребовалась альтернатива, сохраняющая свойства продукта. Зверобой заменили чёрным чаем, также являющийся настоящим кладезем полезных веществ. При этом дегустаторы не могли отличить «Байкал» с чаем от напитка со зверобоем. Вкусо-ароматическая гамма, тонизирующие и целебные свойства остались неизменными.



Новый напиток всех очаровал. Создали рекламу, на которой молодой человек в жару с чемоданами бежит на поезд с символическим названием «Байкал». А в окошке поезда на столиках стоит коричневая газировка с таким же названием – «Байкал». Молодой человек останавливается, и перед его глазами встает свежесть таежного озера, прекрасная девушка и любимый прохладный напиток. Он зажмуривается – и опаздывает на поезд.



Все изыскания завершились как раз к Олимпиаде-80. Потребитель на ура принял «Байкал», люди его быстро распробовали и оценили. Организовали три одноименных фирменных магазина, один из них, самый большой, открылся на Ленинском проспекте. Ларьки «Пепси-колы» потеряли свою популярность.



В мае 1985 года грянул гром – вышло постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». «Всесоюзный научно-исследовательский институт пиво-безалкогольной и винодельческой промышленности» был бесславно переименован во «Всероссийский научно-исследовательский институт безалкогольных напитков и минеральных вод». Но прошли годы, все изменилось, и доброе имя было возвращено – теперь он стал институтом напитков вообще.



Бывшая глава НИИ, Галина Филонова, живет и здравствует в Москве. А президент «Пепси» Дональд Кендалл до сих пор живет в городе Гринвич штат Коннектикут. Ему уже 98 лет, встречу Хрущева и Никсона он помнит как сегодня. И, кажется, он так и не перешел с «Пепси-Колы» на разработанный в СССР знаменитый напиток «Байкал».



Картинки без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: Байкал, ВНИИПБиВП, Кендалл, Кока-кола, Никсон, Россолимо, Хрущев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →