Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Мистика вокруг произведений Булгакова. Съёмки фильма «Бег»

Литературным консультантом режиссёры Александр Алов и Владимир Наумов приглашают вдову Булгакова Елену Сергеевну. Они были знакомы ещё до работы над фильмом. Это она дала им прочесть полную рукопись пьесы. И, в конечном итоге, именно она заразила идеей перенести её на экран. Причём, когда началась работа над сценарием, она вела себя с ними очень странно.



Когда нужно было добавить какую-то сцену, придумать эпизод, она просила время подумать. А потом приезжала или звонила со словами: «Можете делать так, как вы предложили, Булгакову этот вариант нравится». Иногда говорила: «Михаил Афанасьевич в целом одобряет то, что вы делаете, но просит добавить несколько деталей».



Они переделывали, и действительно получалось в духе Булгакова. И именно Елена Булгакова внесла в фильм сцену с гробовщиком.



Несмотря на булгаковское покровительство, всё равно у киногруппы было множество проблем, связанных с производством фильма. Иногда ситуация доводила соавторов до отчаяния. Когда все разрешения были даны и все документы о запуске фильма были подписаны, оставался нерешённым только один, но самый главный вопрос: на что снимать? Выделять для большой двухсерийной ленты импортную пленку — слишком накладно, а отечественная в последнее время вся приходила бракованная.



Наконец было принято решение снимать фильм на отечественной широкоформатной плёнке. Оператор фильма «Бег» Леван Пааташвили прекрасно понимал, что если в 35-миллиметровом формате можно рассчитывать на то, что фабричные погрешности плёнки не будут заметны, то при удвоенной ширине 70-миллиметрового негатива скрыть их невозможно.



Каждый раз с замиранием сердца они открывали коробку с плёнкой, которую привозили из проявочного цеха и на удивление весь материал оказывался качественным. Более того, ни разу не было случая операторского брака. Весь Мосфильм удивлялся этому, как чуду. Это и было настоящее чудо. Правда, когда об этом рассказывали Елене Булгаковой, она в ответ только загадочно улыбалась.



Когда по Мосфильму разнёсся слух, что Алов и Наумов запускаются с Булгаковым, среди актёров начались нешуточные волнения — совсем недавно вся интеллигенция прочитала «Мастера и Маргариту», Булгаков был культовой фигурой. О том, чтобы работать с его произведениями никто даже не помышлял. А тут — двухсерийная эпопея! Для каждого актёра попасть даже не на съёмки — на пробы — становилось знаковым событием. Первым делом для съёмочной группы фильма был устроен закрытый просмотр запрещённого в СССР фильма «Доктор Живаго». Чтобы каждый артист проникся в историческую атмосферу гражданской войны. Две серии фильма — это два разных мира. Один — это конец былой России.



Вторая серия — это «Чужбина». Новые страны, новые деньги, новые одежды — каждый эмигрант решает для себя жуткую головоломку про жизнь вне родины. Про судьбу вне истоков.



Кстати, «Мосфильм», на котором снимался фильм, организовывался в ноябре 1923 года не на пустом месте. Он создавался на базе двух национализированных кинофабрик Александра Ханжонкова и Иосифа Ермольева. Оба они покинули свою Родину в 1920 году после разгрома армии Врангеля. Более того, оба они эмигрировали в Европу через Константинополь, как это сделали герои булгаковской пьесы «Бег».



Но как в картине решить тему эмигрантской безысходности? В финале «Бега», отданном в 1928 году во МХАТ, генерал Хлудов вместе с Серафимой Корзухиной и Голубковым возвращался в Россию. В 1937 году Булгаков отчасти переделал своё произведение. Теперь в финале Хлудов, оставшись в Константинополе, пускал себе пулю в лоб.



Советских чиновников такой финал не устроил. Они попросили убрать из сценария всё, что может вызвать сочувствие к этому персонажу. И тогда в конце фильма появилась вот эта одинокая фигура, окружённая бродячими собаками, которая никогда не найдёт своего пристанища. И от этого история о судьбе русских эмигрантов только выиграла, получив ещё одну новую пронзительную краску.



Не получилось снять в Турции Константинополь, который теперь называется Стамбул, куда бегут из России главные герои пьесы. Соглашение на съёмки с турецкими дипломатами требовало слишком много времени. И тогда в древний город превратился болгарский Пловдиев. А чтобы сделать несколько реальных планов Стамбула, оператору достали туристическую путевку в Турцию, и он снимал подпольно, без штатива на ручную камеру и, кстати, на разряженный аккумулятор.



Зато Париж был настоящий! И настоящий Михаил Ульянов шёл по французской столице в настоящих кальсонах! И надо же — вокруг никто и вида не подал. Ведь Париж всегда было трудно чем-нибудь удивить.



А саму карточную игру оставили для Москвы, для павильонных съёмок. Но каждому артисту был нужен особый подход. Евгений Евстигнеев больше любил импровизацию. Для него долго репетировать было скучно, он угасал, сцена проседала. А Михаил Ульянов наоборот должен был наработать свою роль, постепенно наполняя жизнью и деталями. Алов и Наумов придумали для этой ситуации такой ход: красивая ассистентка уводила Евстигнеева в гримерку, поила его кофе и развлекала приятным общением, а они репетировали с Ульяновым. Когда Михаил Александрович был готов, звали Евстигнеева.



Но откуда создателям ленты было знать, что эта сцена очень скоро перенесётся в их жизнь, с легкой руки Булгакова скоро поможет им с выходом картины на экраны. А помощь им понадобится в самое ближайшее время! Сразу же после первого показа «Бега». Режиссёров даже в Москве в тот день не было. Им позвонили и рассказали про скандал, который устроил председатель Госкино: «Белые у них страдают! А Чарнота вообще положительный герой! Вызывает к себе любовь, когда должен вызывать ненависть! А Хлудов не должен вызывать сочувствия!»



Расклеенные было по городу афиши распорядились снять. Премьеру отменили. Наумов вместе с Ульяновым бросились в самолёт спасать фильм. Вдруг к ним подходит стюардесса и просит пройти в первый салон, где летели члены политбюро. После короткого знакомства артисту и режиссёру предложили сыграть в домино. Владимир Наумов выбрал игру «американка» и предложил сыграть на желание. В результате Ульянов и Наумов обыграли партийцев. А желанием у них стало — премьера фильма «Бег». То есть всё произошло, как в самом фильме, как будто Булгаков подкинул им на выручку один из своих сюжетов.



Надо сказать, что после съёмок «Бега», поверив в свои хорошие отношения с Булгаковым, Владимир Наумов решил ставить «Мастера и Маргариту». И ночью у него было видение недавно умершей Елены Сергеевны Булгаковой, которая ему передала пожелание Михаила Афанасьевича не ставить роман. Более того, она предупредила, что у других режиссёров из постановки «Мастера и Маргариты» не выйдет ничего хорошего.



Материал взят с сайта «Планета Коб». Все картинки взяты из Сети
Tags: Алов, Бег, Булгаков, Дворжецкий, Евстигнеев, Елена Сергеевна, Наумов, Пааташвили, Ульянов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →