Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Москва чайная

Чай в России молодой продукт, настаивается в наших чайниках всего каких-то 150 лет, но уже успел стать полновластным хозяином на наших столах.



Москву раньше окружали ямские слободы, например, Рогожская слобода. Ямщик – профессия ответственная, ведь уедет куда-нибудь по казенной надобности далеко и загуляет, поэтому в извозчики брали не только тех, кто умеет обращаться с лошадьми, но обязательно семейных и непьющих. Вот и выезжали трезвые тройки ямщиков, а из любимых напитков у них был чай, особенно зимой спасал, ведь замёрзнешь как в песне «в той степи глухой».



Если ямщик дома, то с утра обязательно идет с трактир чаю попить, о делах посудачить, ведь чай не пьешь, откуда силы возьмешь? Вот она классическая пара чая, это два чайника – поменьше с заваркой, побольше с кипятком. Ведь только в России разбавляют заварку водой, во всех остальных странах заваривают сразу то количество чая, которое необходимо. В трактирах подавали пару чая, кипяток потом добавляли бесплатно, и обязательно полотенце пот вытирать.



Если в другой стране в меню вы увидите «чай а ля рус», это обязательно будет чай с лимоном, хотя настоящий чаевник или чайник, как говорили в старину, лимон в чай ни за что не положит, он изменит цвет и перебьет вкус хорошего чая.



В некоторых старых книгах можно найти рецепт: чтобы чай был по-московски, надо соблюсти три условия. Первое – чай должен быть крепким, второе – его пьют только вприкуску, знатоки в чай ничего не кладут, перебьет вкус, и третье – чая должно быть много. Мы за чаем не скучаем, по семь чашек выпиваем.



Кстати, скажи местным ящикам, что чай появился в России недавно, всего каких-то 150 лет назад был доступен только избранным, не поймут: «ты чё, барин, наш национальный напиток не замай, как это чай не пили, не было такого», еще бы бока намяли. А чай действительно чужеземец и переселился к нам недавно.



«По-православному, не на манер немецкий,
Не жидкий, как вода, или напиток детский,
Но Русью веющий, но сочный, но густой,
Душистый льётся чай янтарною струёй».
(И. Вяземский)




Чай впервые появился в Москве в 1639 году, когда посол Старков привез из Монголии от Алтын-Хана среди прочих подарков тюк элитного чая. Рекламщики чая пишут, душистый напиток сразу же понравился царю и боярам. В действительности, наши предки были консервативны и убрали чай подальше, наши напитки мед и вино фряжское заморское, а у народа летом квас, зимой сбитень.



Не пили чай даже в палатах бояр Романовых. Но однажды у царя Алексея Михайловича разболелся живот. Чем только не лечили, каких лекарей не вызывали, и наконец, вспомнили о чае. Стали давать отвар листа ханского и живот у царя прошел. То ли время пришло выздороветь, то ли чай помог.



Кто знаком был в старинной Москве с чаем? Купцы, торговавшие с востоком, да служивые люди, доезжавшие до Китая или Монголии. Вот в усадьбе графа Панина наверняка заморский напиток знали. Один из Паниных служил послом в Англии, там наверняка пристрастился к файв-о-клоку. Говорят, увидишь англичанина с чашкой, можно часы проверять – пять часов пополудни. Раньше в Англии было два традиционных чаепития: файв-о-клок и сикс-о-клок. В 5 часов чай пили хозяева, а в шесть освободившаяся прислуга.



Такой привычный ныне чай 200 лет назад был диковинной, его же надо было вести 12 тысяч километров из Китая. Мог быть чай дешев? Нет. А раз чай дорог, то его могут себе позволить только дворяне, духовенство и самое богатое купечество, а народ с чаем был незнаком.



Каким образом чай – редкий, дорогой, непонятный, стал нашим национальным напитком? Ответа нет. А чай вообще напиток удивительный, в нем огромное количество полезных веществ, не последний из которых кофеин. В чае кофеина больше, чем в самом кофе. Только кофе бьет сразу, а чай воздействует на нас долго, исподволь.



За распространение чая в России мы должны благодарить железные дороги, облегчившие перевозки и Александра Второго. Императора-реформатора почитают во многих странах, в Софии стоит ему памятник, в Хельсинки тоже есть, и вот, наконец, и в Москве воздвигли монумент в честь царя-освободителя.



В Санкт-Петербурге вокруг храма Спаса на крови, где террористы взорвали Александра Второго, есть доски с деяниями этого императора: освобождение крестьян, реформы, военное, судебное образование, дарование конституции Финляндии, освобождение Болгарии. К этому следует добавить учреждение чайных.



У нас в народе говорят: чай не водка – много не выпьешь. Однако замечено, что там, где больше пьют чая, меньше потребляют крепкого алкоголя, и наоборот. Поэтому для искоренения пьянства Александр Второй высочайше повелевает открывать повсеместно чайные. Для них правительство установило минимальный налог и небольшую арендную плату.



Открывали их возле крупных предприятий, на рабочих окраинах, на рынках и возле стоянок извозчиков. По закону чайные начинали работать уже 5 часов утра, а трактиры в это время были еще закрыты. До 12 часов дня там должно было быть не меньше четырех горячих блюд, после 12 не меньше шести, но и чай подавали постоянно. А вот спиртным они не имели права торговать. Со временем чайные стали любимым местом отдыха и встреч.



Кстати, на английском флоте тоже были озабочены борьбой с пьянством. По уставу каждому моряку полагалось в сутки полпинты, 240 грамм крепчайшего рому. Вице-адмирал по прозвищу «грог» приказал разбавлять ром чаем с сахаром, и выдавать те же полпинты, но уже менее убойного напитка. Моряки роптали, а рецепт чая с ромом прижился и называется в честь адмирала – «грог».



Значение чая власть понимала. В 1887 году старейшему московскому чаеторговцу Перлову рескриптом императора было пожаловано дворянское достоинство, в ознаменование столетия фирмы и за заслуги в развитии чаеторговли. На Мясницкой, на доме Перловых была табличка «Поставщик двора его императорского величества, императора австрийского, короля румынского, князя черногорского, и великого герцога нассауского».



Но Перловы прославились не только чаеторговлей. На Ярославской дороге есть станция Перловская – память о том, что Перловы строили дачи москвичам. А в Калужской области Перловы отстроили целый Шамординский монастырь. В Шамординском монастыре Перлов организовал мастерскую тиснения жестяных коробок для чая с надписями: «Чай не пьешь – откуда силы возьмешь?», «Чай пить – не дрова рубить», «Чай пьешь – до ста лет доживешь».



В 1896 году москвичи ждали большую китайскую делегацию во главе с канцлером Ли Хуньчунем. Особенно волновались чаеторговцы, имевшие с китайцами совместное производство. И тогда младший из Перловых – Сергей, владелец здания на Мясницкой, попросил архитектора Гиппиуса декорировать дом в китайском стиле.



Архитектор с задачей справился блестяще. Был традиционный купеческий дом. На первом этаже магазин, на втором квартира хозяев, третий под сдачу, в подвале чайные склады. А получилась китайская пагода. Сами китайцы до сих пор удивляются: чайнатауны есть повсюду, но китайский дом, построенный другим народом, он один такой.



Дом на Мясницкой, китайская пагода, прекрасен, но канцлер Поднебесной, соблюдая этикет, приехал к другому Перлову – старшему брату Степану в его дом на Проспекте Мира. Сейчас он ничем не выделяется из череды обычных московских доходных конца 19 века, а в тот день рано утром десятки нанятых официантов, прислуга, дворники – все носились, сломя голову, и в специально пошитых по этому случаю китайских костюмах из самого дорогого шелка. Да и дом был весь украшен флагами и коврами с драконами.



Чаепитие предполагает «заедки»: в Англии это будет бисквит, в Китае – мясная конфетка, а у нас пряники, печенье, ну, в общем, выпечка. Вот, кстати, здесь же, на Проспекте Мира рядом с домом Перловых – дом самого известного российского булочника Филиппова. Здание постройки 1885 года щедро декорировано скульптором Коненковым.



Чай завоевывал Россию медленно, но верно. К концу 19 века в Москве было уже 80 специализированных чайных магазинов, а в Санкт-Петербурге в те же годы только 4. Чиновный Питер предпочитал кофе, а «у Москвы один зарок: кроме всякой пищи – утром чай, в обед чаек, вечером – чаище».



Чаеторговцы Высоцкие жили недалеко от Чистопрудного бульвара, в Огородной Слободе на отдельном участке с садом, в особняке, построенном архитектором Клейном. Аида Высоцкая – первая любовь Бориса Пастернака. Высоцкие попросили сына друзей позаниматься со старшей дочерью. Это были даже не уроки, а разговоры о литературе, истории – общее развитие. Но они привели к взаимной влюбленности, правда, недолгой.



К особняку были пристроены чаеразвесочная фабрика и склад, производство нешумное, и так же поступали многие чаеторговцы города. После революции имущество предпринимателей было национализировано, но так велика была популярность чая Высоцкого, что родилась присказка: «Чай Высоцкого, сахар Бродского, Россия Троцкого».



После конфискации имущества Высоцкие бежали в Польшу, затем переехали в Англию, потом в Израиль и сегодня чай Высоцкого – крупнейшая чаеторговая компания государства Израиль, а их московский дом отдали городскому дворцу пионеров и школьников. После строительства на Воробьёвых горах нового дворца ребята продолжают здесь заниматься, но уже на районном уровне.



Возле Дворца пионеров и школьников стоит памятник Ленину, который в народе называют «Леонардо ди Каприо». Актер любят и знают все, а вот вождя мирового пролетариата уже нет, и тинейджеры стали забывать, кто это.



Чтобы избежать исторической путаницы, местные бабушки, судя по всему, приходят сюда ночью с баллончиками и делают на постаменте вот такую объясняющую подпись.



Чайные истории продолжаются на Рождественском бульваре. «У нас своих веников на баню заготовлено, а Алёша целый воз привез» - смеялись над Алексеем Губкиным родные, когда он впервые приехал из Китая с чаем. Братья Губкины владели кожевенным производством в Кухте, и возили на границу с Китаем кожи, а обратно китайские ткани. Но к середине 19 века Россия сама стала крупнейшим производителем мануфактуры, и ввозить китайские ткани стало невыгодно.



Алексей Губкин и прикинул, что обратно можно вести чай. Веники неплохо разошлись, и со временем Губкин стал крупнейшим чаепроизводителем в России, перебрался в Москву и купил у барона фон Мекк дом на бульваре. Торговым девизом Губкина было: «В любом месте, в любом количестве и по доступной цене».



Но концу 19 века чай становится настолько популярным, что его подделывают. Как известно, вся контрабанда делается на Малой Арнаутской, а у нас в Москве – на Рогожской заставе. Даже появился специальный термин «Рогожский чаек». Спитую заварку покупали в чайных, высушивали, подкрашивали, в лучшем случае сажей, и продавали. Поэтому Перловы пролоббировали закон об обязательном обандероливании чая. Чай стало возможно продавать только в упаковках, где указан производитель. И девиз Губкина «в любое время в любом количестве» стал неуместен.



Кстати, именно ямщикам с Рогожской слободы мы обязаны выражением «дать на чай». Представляете, вы едете на извозчике зимой и уже пятиалтынный приготовили, как сговорились, а он просит: добавь, барин, копеечку на чай погреться! Вы смотрит на него – он замерзший, на бороде сосульки, и добавляете.



В старых фильмах мы видели, как купчихи пьют чай, отставив мизинчик – такая милая бытовая черточка, а почему так? Говорят, что у профессиональных кавалеристов от постоянной работы с поводом – на мизинцах мозоли. И вот проходит гусарский или кавалергардский полк через город N, и вечером всех офицеров принимают у предводителя дворянства. И вот, первый тост за здоровье государя императора все кавалеристы поднимают фужеры, отставив вбок больной мизинец. А на следующий день дамы, которым посчастливилось быть на приеме, едут в гости, попивают таким же образом чаек и, жеманясь, говорят: «А разве вы не знаете, что в Петербурге теперь все так чашечки держат?»



Материал взят из серии передач Михаила Жебрака «Москва чайная». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: Жебрак, чай, чайная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →