Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Москва екатерининская

Что оставила нашему городу государыня Екатерина, прославленная великими замыслами и столь же великими страстями? Кстати, и титул этот придумали у нас в Грановитой палате в Кремле. Заседание Уложенной комиссии, призванное упорядочить законы, начали с главного: из «Справедливой», «Матери отечества» и «Премудрой» выбрали «Екатерина Великая».



Ранней осенью 1762 года Екатерина после дворцового переворота приезжает в Первопрестольную на коронацию по Санкт-Петербургскому шоссе, сегодня это Ленинградский проспект. Хотя двор находится в Петербурге, Москва остается центром православной России, и коронации традиционно проходит у нас в Успенском соборе.



Сегодня для Петербурга можно добраться за несколько часов, на лошадях же дорога занимала несколько суток. Ночевали в путевых дворцах, последний путевой дворец перед въездом в Москву – Петровский. У нынешней станции метро «Динамо» была застава, начинался город. А здесь Екатерина с приближенными отдыхает, переодевается, садится в парадную карету и торжественно въезжает в Первопрестольную.



Чем же занималась Екатерина в Москве? Сперва прошли торжества коронации, затем для Москвы устроили многодневный карнавал, балы, обеды, «Багряна ветчина, зелены щи с желтком, румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны. Что смоль, янтарь — икра, и с голубым пером там щука пестрая: прекрасны!»



Державин прав, столы тогда ломились от яств, Москва вообще любила торжества. Государственный праздник в 16-ом веке это 6 часов церковная служба и 6 часов пир. В 19-ом веке – полдня парад и полдня бал, а в 18 веке в царствование Екатерины предпочитали многодневные празднования с гуляниями и костюмированными шествиями. Самый известный праздник Москва давала в 1775 году в честь победы над Турцией.



Когда-то возле этого дворца было огромное песчаное поле – Ходынка. На нем начали возводить декорации к предстоящему празднику по личному сценарию Екатерины. Сам пустырь представили Чёрным морем, на котором песком обсыпали Крымский полуостров. Дороги стали Доном и Днепром, а павильоны изображали взятые у турок крепости – Азов, Кинбурн, Керчь.



Зрителей разместили на судах, вокруг которых развернулась потешное сражение. Все временные павильоны – буфеты, ярмарка, театр, обеденные залы, все было построено в фантазийном турецком духе с башенками, минаретами, бойницами, амбразурами. Екатерине так понравились декорации, эти сказочные домики, что она повелела своему придворному архитектор Матвею Казакову перестроить в новом ключе путевой дворец.



Таким образом, благодаря вкусу нашей императрицы в России появился новый архитектурный стиль – русская готика. Балы, карнавалы, обеды, нам сейчас кажется, что, мол, императрице больше нечем заниматься. Именно про Екатерину было сказано, что для своих подданных она умеет одновременно быть и женщиной, любящей развлечения, и государыней.



В Москве заболевает наследник, великий князь Павел Петрович. Его вылечили, и в честь выздоровления сына Екатерина учреждает больницу для бедных – Павловскую. Это первая общественная больница в Москве. Для постройки выбрали усадьбу сановника Глебова. Екатерининские корпуса не сохранились. Больница все время расширяется. Здание ниже 1820-х годов, стиль классицизм.



Как обтекаемо говорили современники, Глебов изрядно задолжал казне. На самом деле Глебов виднейший чиновник-коррупционер царствования Екатерины. Помимо прямого мздоимства отнимал чужой бизнес, его люди занимались рэкетом. Серьезного наказания не понес, не посадили, корили иногда, а вот усадьбу отобрали.



В новом необычном стиле заказывает построить Екатерина и загородную резиденцию в Царицыно. Вот ее история. Императрица жила недалеко отсюда, в старинном царском селе Коломенское и совершала оттуда дальние прогулки пешком или в экипаже. В одну из таких прогулок она осмотрела имение князя Кантемира «Черная грязь», так тогда называли эти места, и захотела имение приобрести.



Государыню очаровали огромные пруды, затененные ивами, с разбросанными по их берегам сельскими домиками, журчала вода в плотинах, с дальнего холма спускались стада. Здесь я поставлю клетки с павлинами, а на той горе – чудесный дворец, – решила Екатерина.



70-летний князь Кантемир, владелец усадьбы, целые дни проводил за карточным столом. Екатерина просит узнать, не продает ли он землю. Выясняют, что Черная грязь досталась ему от брата, тяготит его, и он готов расстаться с усадьбой. Тогда вельможа, посланный для переговоров, спрашивает о цене. Кантемир назначает 20 тысяч рублей. Мне велено предложить вам 25, отвечает вельможа.



Кантемира, редко здесь бывавшего, название не смущало, а вот Екатерина немедленно переименовывает неблагозвучную «Черную грязь» в «Царицыно село», со временем сократившееся до «Царицыно». Строительство дворца поручили придворному архитектору Василию Баженову. Уникальный случай, впервые в 18 веке загородную императорскую резиденцию сооружает не приглашенный иностранец, а русский мастер.



Зодчий старается проникнуть в замысел императрицы построить в необычном стиле необычный дворец, и задумывает удивительный комплекс, принципиально отличающийся от традиционных дворцов. Раз заказ на русскую готику, значит, все будет под старину. Фасады из кирпича с белым камнем, как на московских соборах за сто лет до этого.



Также Баженов отказывается от единого монументального корпуса, окруженного симметричными флигелями. Его ансамбль состоит из множества прихотливых, причудливых по оформлению строений, разбросанных по холмам.



Екатерина приехала в Царицыно, когда резиденция была почти готова и осталась недовольной. Баженов в отчаянии воскликнул: «Пусть я не сумел угодить вам, но жена-то моя дворца не строила!» Императрица допустила жену архитектору до руки и уехала, чтоб передать строительство Матвею Казакову. Впервые в истории полностью готовый дворец, требующий минимальной отделки, с уже заказанными мебелью и зеркалами, срыт до основания, от прекрасных дворцов остались только камни фундамента.



Почему Екатерина приказала уничтожить построенный дворец, это величайшая загадка отечественной архитектуры. Одного ответа у нее нет, историки предлагают разные варианты. Первая версия – Екатерина якобы назвала строения тесными и мрачными. Да, Баженов не построил огромного парадного дворца, но сколько вкуса под каждой деталью! Недаром современники называли баженовский замысел «театром архитектуры».



Вторая версия – Баженов был масон, а Екатерина их не жаловала. Но даже если императрица и посчитала белокаменные узоры на фасадах масонскими шифрами, то она почему-то не приказала их срубить, и они дожили до наших дней. Кстати, их никто до сих пор не расшифровал, и скорее всего это просто орнаменты.



Третья версия – в баженовском ансамбле дворец императрицы и наследника, великого князя Павла Петровича, были одного размера, а известно, что Екатерина не очень любила сына, и сделала все, чтобы отстранить его от управления государством. Симметричные дворцы, символизирующие связь матери с сыном, ей категорически не понравились.



Казаков разбирает центральную часть комплекса, и строит на этом месте новый большой дворец. Внешне он перекликается с баженовскими строениями, сохранено сочетание белого камня и кирпича, но казаковский дворец уже весь пропитан классицизмом. Если баженовские корпуса предполагали круговой обход, то этот – фронтальный обзор. И прихотливая пластика баженовских фасадов превратилась в величественные вертикали.



Рассказывают, что однажды Григорий Орлов, теряющий милости Екатерины, встретил на лестнице Григория Потёмкина. «Объясните мне, что происходит во дворце?» - заорал Орлов. «Ничего, я поднимаюсь, вы опускаетесь». То же самое произошло с Баженовым и Казаковым: один поднимался, второй опускался. Вот скульптурные портреты архитекторов работы нашего современника Баранова.



Баженов тяжело переживал отстранение от царицынского строительства, с ним он терял и остальных заказчиков, дворяне попроще не могли себе позволить овальные и круглые залы, столь любимые Баженовым, сколько пространства оставалось по углам зданий. А вельможи побогаче держали нос по ветру, и они отвернулись от опального архитектора.



Но и Казаков не успел завершить дворец, у Екатерины в очередной раз закончились деньги и поменялись планы. Казаковский проект застыл на той же самой стадии, что и баженовский в свое время, все уже возведено, но до конца не отделано. В стиле русская готика построено не так много зданий. Кроме Петровского путевого и Царицынского дворцов в этом стиле построена Никольская башня московского Кремля.



Но принято говорить не только о великих замыслах, но и о великих страстях императрицы. В Москве Екатерина рожает второго сына, Алексея Григорьевича Бобринского. Ребенок от Григория Орлова не может остаться в семье императрицы, не может даже носить фамилию всесильного фаворита. Он отдан надежным воспитателям, становится Бобринским по названию села Бобрики, купленного для его обеспечения.



Размышления о судьбах незаконнорожденных детей приводят Екатерину к решению основать Воспитательный дом. Фасады Воспитательного дома строги, вместо портика и фронтонов архитектор Карл Бланк украсил здание мерным чередованием мощных выступов. Это такой аскетичный вариант классицизма.



Главным помощником Екатерины в ее воспитательных начинаниях был Иван Бецкой, председатель комиссии парков и строений. Сам незаконнорожденный сын князя Трубецкого, Бецкой предлагает Екатерине проекты приюта для подкидышей, училища акушерок, заведения по народной гигиене и института для благородных девиц. Задуман огромный комплекс, где сироты, подкидыши, беспризорники смогли бы расти, получать образование и профессии.



Нужны жилые корпуса, мастерские, церковь, дома для прислуги, учителей, театр. К этому времени стены московских крепостей Белого и Земляного города пришли в полную негодность. Решено разбирать их, и кирпич направлять на строительство Воспитательного дома. В результате помимо Кремля из московских крепостей осталась стена Китай-города. На месте стены Белого города – Бульварное кольцо, на месте стены Земляного города – Садовое кольцо.



Благодетелем Воспитательного дома был барон Прокофий Демидов, он пожертвовал больше миллиона, в то время, как Таврический дворец Потемкина стоил 600 тысяч. Он из тех самых Демидовых-оружейников. Его усадьба со знаменитой литой чугунной решеткой была на Большом Толмачевском переулке.



Барон был записной проказник, однажды, обидевшись на англичан, несколько сезонов подряд скупал всю пеньку, и английские корабли уходили на родину пустые. В Санкт-Петербурге закатил такие гуляния, что 500 человек, опившись, умерли, а в Москве, когда сироты исполнили кантату в его честь, растрогавшись, подарил Воспитательному дому свой дом. А на вопрос, какой бюст он предпочтет как благодетель, мраморный ли бронзовый, ответил – деревянный.



Один из самых красивых московских дворцов в классическом стиле был построен для Петра Григорьевича Пашкова. После бездетного Пашкова в роскошном здании размещалась гимназия, затем Румянцевский музей, тогда здесь в специальном зале выставлялась картина «Явление Христа народу». Ныне это Российская государственная библиотека.



Пашков – парвеню, выскочка, сын денщика Петра Первого, баснословно разбогатевшего после следствия над чиновниками-лихоимцами. Однажды старик царедворец посетовал Екатерине, как жаль, что вы не окружены более честными людьми. Я знаю, ответила императрица, но я нуждаюсь в них.



Екатерининские вельможи действительно и строили, и воровали с размахом. Знаменитый Потемкин однажды ехал через некий город, направляясь на турецкую войну. В это время зазвонил колокол. Потемкин остановился, послушал, потом позвал адъютанта: «Скажи, чтобы звонили, пока я еду». Коляска ехала, колокол звонил, Потемкин снова остановился, послушал, снова позвал адъютанта: «Скажи, чтобы сняли и везли за мной!»



В Лефортовской слободе на месте уже устаревшего Анненгофа императрица приказывает построить в новом стиле Екатерининский дворец. На лаконичном фасаде одна, но величественная деталь – архитектор Кваренги придумал лоджию, украшенную шестнадцатью колоннами из дикого камня.



Колонны греки сравнивали с фигурами: дорический ордер – мужская фигура, коринфский – женская, ионический – подростка, а колоннада – процессия. И эта колоннада напомнила следующему императору Павлу шеренгу солдат. И он немедленно превратил дворец в казарму. Здание до сих пор принадлежит военному ведомству.



На Волхонке на маленьком Знаменском переулке расположено трое парадных ворот. Вообще, в Москве сохранилось мало парадных ворот, а здесь такое великолепие, и самые роскошные и большие ведут в усадьбу Голицыных. Сохранился даже княжеский герб над воротами. Сколько дворцов в работе – Кремлевский, Лефортовский, путевой Петровский, загородный в Царицыно, а жить императрице негде.



Перед очередным приездом Екатерины в Москву на Волхонке соединяют переходами палаты Голицыных, Долгоруких и Лопухиных, получается нечто громоздкое и несуразное – Пречистенский дворец. Сама Екатерина издевалась над ним в письмах: «Прошло два часа, прежде чем я узнала дорогу к себе в кабинет. Пишу сидя между тремя окнами и тремя дверями».



В 1771 году Москву посетила страшное бедствие – моровая язва. Жители столицы впали в уныние, сам градоначальник бежал из Москвы, за ним выехали многие важные чины, спасаясь от чумы. В городе начался разброд, погромы. Власть в городе в этот момент принял Петр Еропкин, он пытается уговаривать погромщиков, но в ответ летят камни.



Тогда офицер собирает отряд в 130 солдат и полицейских, устанавливает на улицах пушки, и в два дня усмиряет Москву. Из дома на Остоженке Еропкин измученный, израненный, посылает донесение о происшествии императрице и спрашивает прощение за кровопролитие.



Екатерина милостиво отнеслась к поступку Еропкина, наградила за расторопность и смелость высшим орденом Российской империи Андрея Первозванного, дала 20000 рублей, и еще хотела пожаловать 4 тысячи душ крепостных, но он отказался: «Нас с женой только двое, детей нет, состояние имеем, к чему набирать себе лишнее?» Бездетный вельможа жил в таком огромном дворце, что в 19-ом веке здесь помещалось коммерческое училище, а сейчас Лингвистический университет.



Еропкин действительно был скромен, возглавив Москву, не переехал в казённый дом и денег на представительские расходы не брал. Екатерина посетила его здесь и опять спросила, чего он желает в награду, а Еропкин снова отказался, мол, доход имеет, кавалер, начальник Москвы. Тогда императрица пожаловала его жене орден святой Екатерины с девизом «Делами да сравнится с супругом».



А был ли супруг у самой Екатерины? История темная, но скорее всего тайное венчание с Григорием Потемкиным состоялось, по одной из версий, в церкви Большого вознесения у Никитских ворот.



Но в церквях не только венчали и крестили, но и отпевали. До чумы в Москве хоронили возле церквей, каждый мог упокоиться прямо в своем приходе. После страшной эпидемии эту практику запретили, и по повелению Екатерины Москва опоясалась цепью специально устроенных кладбищ, были оборудованы Введенское, Преображенское, Даниловское и Ваганьковское. Также был устроен Карантинный двор, который со временем превратился в Екатерининскую больницу.



Но городу для оздоровления нужны не только кладбища и больницы, а в первую очередь чистая вода. Именно в царствование Екатерины начинается строительство первого московского водопровода. Выбраны мытищинские источники, мощные, и на 80 метров расположенные выше центра города. Что немаловажно, вода там вкусная.



Все богомольцы по дороге в Троице-Сергиеву лавру обязательно останавливаются там для чаепития. Сама Екатерина неоднократно ездила в лавру и чай по общей традиции в Мытищах пила. Знаменитая вода самотеком по открытому каналу, перебегая овраги акведуками, поступила сперва только на три водоразборных фонтана.



Еще одно знаменитое классическое сооружение в Москве – здание Сената. Сегодня здесь резиденция президента России, а во времена Екатерины это был самый большой купол в стране. Строители не поверили архитектору и, боясь обрушения, отказались вынимать подпирающие кружала. По преданию, Казаков взошел на купол и стоял, покуда изнутри вынимали подпорки.



Придворные поэты фонтанировали одами в честь Екатерины. Вот и Пушкин туда же:
«Мне жаль великия жены,
Жены, которая любила
Все роды славы: дым войны
И дым парнасского кадила.
Старушка милая жила
Приятно и немного блудно,
Вольтеру первый друг была,
Наказ писала, флоты жгла,
И умерла, садясь на судно».



Материал взят из цикла передач Михаила Жебрака «Москва екатерининская».
Tags: Екатерина, Жебрак, екатерининская, пешком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →