Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Станция метро «Красные ворота»

«Красные Ворота» — станция Московского метрополитена на Сокольнической линии. Названа по одноимённым памятнику архитектуры и площади. Пилонная трехсводчатая станция глубокого заложения с одной островной платформой. Станция открыта 15 мая 1935 года в составе первого пускового участка Московского метрополитена из 13 станций — «Сокольники» — «Парк культуры».



Когда вначале 30х в Москве начали строить метро, о самой возможности этого фантастического проекта знали не все. И не все, кто знали, могли справиться со сложнейшей инженерной задачей. Еще с начала индустриализации советское правительство для создания прежде невиданной на Руси промышленности активно приглашало иностранных специалистов – иноспецов. Команду метростроя усилили 16 такими иноспецами: 4 американцами, 2 чехами, 1 австрийцем и 1 французом. И еще 7 немцами – их родину в эти годы ждали большие перемены.



Одним из иноспецов-американцев был некто Джордж Морган. Он уже работал в СССР на строительстве магнитогорского комбината, и теперь решил научить русских строить метро. В архивных документах не осталось фотографии Моргана. Но, если бы не Джордж Морган, одна из самых красивых станций московского метро «Красные ворота» могла бы получиться совсем другой. Ведь здесь в Москве американец встретился со своими советскими коллегами, и взгляды на строительство метро у них были ох какие разные.
Чем же закончилась непримиримая схватка советского инженера и американского иноспеца?



Можно сказать, что история метро «Красные ворота» началась тогда, когда не то, что метро, паровой тяги не было - 8 июля 1709 года. В Полтавской битве погибло 1345 русских и 9224 шведа. Но не было бы Полтавы, не было бы русского флота и Окна в Европу, и Москва была бы другой, как минимум, без памятника Петру и без Красных ворот.



После триумфа под Полтавой в Москве были спешно воздвигнуты трое ворот для встречи победителей: Триумфальные в районе нынешней Маяковки, еще одни Триумфальные Китай-города и Красные. Красные ворота много раз перестраивались, и последний свой облик обрели во времена Императрицы Елизаветы. Но 3 июня 1927 года Красные ворота навсегда исчезли с карты Москвы.



Хроника исчезновения Красных ворот тоже обозначает большой московский стиль благоустройства. Еще в 26 году их привели в порядок, отреставрировали и вычистили. А уже в 27 – снесли. Уличному движению, говорят, мешали. Так и получилось – площадь «Красные ворота» есть, а самих ворот нет. Осталась от них лишь память, зато какая! Ведь вход в метро «Красные ворота» – это как бы портал.



Портал в другой мир, и этот мир для человека 30х годов совершенно фантастический. Красные ворота вели народ-победитель в другой мир – мир европейской цивилизации, притом, с узаконенным рабством – крепостным правом. Метро «Красные ворота» тоже открыли вход в цивилизацию запада, но в сталинском Советском Союзе накануне самых страшных средневековых лет. И все же начало 30х, когда в Москве решают строить метро, и закладывают первую, и конечно, красную линию, еще не время тотального террора, и в архитектуре возможны эксперименты. И пока архитекторам дают экспериментировать, они только этим и занимаются.



Преподаватель школы ВХУТЕМАС Николай Ладовский еще в 20-ые годы соорудил для своих студентов черную комнату с черными стенами, чтобы те не отвлекались. Им показывают яркие цветные пятна, и на черном фоне они возникают, как в бесконечном космическом пространстве. Ладовский учил мыслить. Он говорил: «Пространство, а не камень – материал архитектуры». Так оно и получается – прежние Красные ворота были камнем, прекрасным и материальным, а метро Красные ворота будет не просто камнем, но втягивающим, всасывающим пространство.



А форма портала – это парабола, любимая функция Ладовского. Ведь вообще его главная урбанистическая идея даже не снилась скромным реноваторам. Ладовский предлагает разомкнуть московские кольца и в виде параболы направить их в сторону Ленинграда. Так две столицы должны были встретиться где-то в Бологом, и создать вечный коммунистический мегаполис. Чтобы хоть как-то, если не в реальности, запечатлеть свою идею, Ладовский создал параболу на Красных воротах.



Все единомышленники Ладовского называются рационалистами. Рационалисты объединяются в группу АСНОВА – ассоциация новых архитекторов. Им противостоят конструктивисты, у них тоже есть коллектив ОСА – объединение современных архитекторов. АСНОВА и ОСА – непримиримые соперники. Хотя в целом выступают за одни и те же идеалы. Вот дом архитектора Константина Мельникова, его записывают то в рационалисты, то в конструктивисты.



Дом ритмично прорезает одинаковые шестиугольные окна. Если посмотреть на потолок метро «Красные ворота», можно увидеть кое-что общее.



Но пока нет еще, ни прекрасно освещенного зала, ни портала Ладовского, ни поездов, быстро разъезжающих под землей, московское метро лишь только проект и проект фантастический. Все в СССР знали, что поезда ходят от Ленинграда до Владивостока, а под землей только кроты и червяки. Но Джордж Морган и советские инженеры знают – не только червяки - будут под землей и поезда, и люди. Вопрос лишь в том, как бы сделать так, чтобы земля на людей и червяков не рухнула. Морган делает, как знает. Он говорит: «Станция должна быть двухсводчатой, как везде в мире, чтобы земная толща не раздавила советское метро».



А советский инженер Илларион Гоцеридзе говорит: «Нет, не двухсводчатой, а трехсводчатой». Трехсводчатая – это значит первый свод – основной зал. Второй свод – поезд на север. Третий свод – поезд на юг. Нет, можно, конечно, обойтись и двумя, но тогда основной зал сузится до коридора, исчезнет огромность, величественность и, как говорит архитектор Ладовский – пространство.



Американец Морган и советский грузин Гоцеридзе спорят до хрипоты. Морган кричит, что дело дойдет до катастрофы. Гоцеридзе, что все рассчитал. Шансы равны. На строительство метро приезжает народный комиссар путей сообщения Лазарь Каганович.



Он хочет лично разобраться, как продвигается строительство главного московского урбанистического проекта, а так же понять, в чем принципиальное разногласие Моргана и Гоцеридзе. Выслушивает обоих, но аргумент Моргана со словом «безопасность» действует сильнее. Нет, рисковать нельзя, станция будет двухсводчатой! Гоцеридзе догоняет Кагановича, когда тот уже садится в машину: «Товарищ Каганович! Товарищ Каганович!»



Но тут надо понять, кого это зовет храбрый Гоцеридзе. Лазарь Каганович помимо строительства метро отметился в самых разных национальных проектах. Например, содействовал голоду на Кавказе и Украине, подписал разрешение об убийстве польских офицеров в Катыне. И вообще подпись Кагановича стоит на 189 списках, по которым были осуждены и расстреляны более 19000 человек. Но как отмечал Лазарь Моисеевич: «Ничего. Вредны слезы по поводу того, что могут арестовать невинных».



Был бы это 37 год Гоцеридзе, возможно, не упорствовал бы, но на дворе 33й, и он кричит: «Товарищ Каганович, разрешите нам построить третий свод». Все в России движется по кругу: революция, потом реакция. Оттепель, потом заморозки. Прогресс, регресс. Просвет, потемки. Только одно не меняется в вечной предсказуемости – непредсказуемость. Каганович позвонил Гоцеридзе на следующее утро. Ему предлагалось под его личную ответственность приступить к строительству трехсводчатой станции. И если что не так… Так что станция получилась трехсводчатой. Гоцеридзе рискнул, победил и не прогадал.



На радостях он предложил отделать своды станции мрамором из своей родной грузинской деревни – шрошей. Архитектор Алексей Щусев – автор Мавзолея и признанный светило – увидев проект, сказал: «Что можно сказать об этом проекте? Он сделан большим мастером, но производит впечатление говядины». Итак, красный мрамор, который говядина, это шроша.



А вот желтый мрамор называется Биюк-Янкой, он из Крыма. Биюк-Янка морского происхождения, на нем можно обнаружить раковину.



Эскалатор впервые был использован на станции «Красные ворота», а вот само слово не использовалось. Видимо не хотели пугать новых москвичей и гостей столицы. Эскалатор был именован просто и понятно – движущаяся лестница. Эскалатор появился в метро не сразу. На первой линии московского метро эскалаторами были оборудованы только 4 станции глубокого заложения, на остальных – обычные лестницы.



Удивительно, метро строили в тяжелые годы: террор, затем война, а получилось светло и радостно. И первые турникеты установят тоже на «Красных воротах». Любопытно, что архитектор Фомин наверху строил, как конструктивист, но очевидно понял, что после поиска 20х годов, советская архитектура возвращается к классицизму: аркам, карнизам, кессонам на потолке.



Первая линия московского метрополитена связала 3 вокзала с центральными площадями – Лубянской, Центральной, Смоленской. На ветке находились Библиотека имени Ленина и Дворец Советов, а упиралась линия в 2 парка – Сокольники и Центральный. Помните, как пел Утесов от лица старого извозчика:
«Чтоб запрячь тебя я утром отправляюся
От Сокольников до Парка на метро».




Там еще есть интересный куплет:
«Я ковал тебя железными подковами,
Я коляску чистым лаком покрывал.
Но метро сверкнув перилами дубовыми,
Сразу всех он седоков околдовал».

Как мы видим, метро произносят еще в мужском роде. Дубовых перил уже нет, а вот цветные камни остались. Архитектор Фомин мечтал облицевать станцию «Красные ворота» уральским порфиром. Из пурпурного порфира вырезали вазы для императорских дворцов. Но этот камень дорогой, сложный в обработке, и Фомину выделили красный грузинский мрамор.



Станция «Красные ворота» будет торжественно открыта 15 мая 1935 года вместе со всем московским метрополитеном. В войну поезда будут проезжать ее без остановки. На «Красных воротах» будет убежище для наркомата путей сообщения. Станцию отгородят от простых пассажиров фанерными перегородками.



После войны для станции построят новый северный вестибюль. Он появится вместе с высоткой, поэтому грунт заморозят, чтобы он не просел. Высотное здание будут строить с учетом размораживания, поэтому его ставят с небольшим наклоном. После подземного потепления здание выпрямилось, хоть и не до конца. Высотка немного, не как Пизанская башня, наклоняется.



А в 1962 году станцию «Красные ворота» переименуют в «Лермонтовскую». Классик в мундире родился именно в этих краях Москвы. Где-то в том месте, где сейчас стоит высотка.



Материал взят из цикла передач Владимира Раевского «Сделано в Москве» и Михаила Жебрака «Москва метростроевская». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: Красные ворота, метро, метрополитен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →