Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Москва британская

В середине 16-го века англичане открыли Северный морской путь, соединивший Англию и Россию. И в 1556 году Иван Грозный, заинтересованный в торговле с новым государством, «англичан на Москве двором пожаловал». Принадлежал этот дом царскому постельничему Ивану Бобрищеву по прозвищу «Юшка».



Англичане начали ввозить в Россию оружие, порох, селитру, свинец, оловянную посуду, сукно – все беспошлинно, еще один царский подарок Взамен они вывозили меха, кожу, воск, ворвань, пеньку, канаты. Иван Грозный, подозревавший всюду измены, видел в Англии место возможного бегства от восставших бояр. Даже строил по дороге в Архангельск крепости и просил руки Елизаветы 1-ой, но английская королева не стала восьмой женой московского царя.



Но на свое содержание английское посольство ежедневно получала из Кремля: четверть быка, 4 баранов, 12 кур, 2 гусей, 1 тетерева или зайца, 64 хлебных каравая, ведро водки и два ведра меда.



Вот на этом крыльце в 1994 году стояла Елизавета Вторая, королева Великобритании открывала музей «Старый английский двор». Это единственное сохранившееся в Москве средневековое посольство. Английское.



В 1625 году на Спасской башне московского Кремля были установлены часы с 13-ю колоколами. Ставил их английский механик и часовых дел мастер Христофор Галовей, а помощником у него были русские кузнецы – Ждан, сын его Шумил Жданов и внук Алексей Шумилов. На наших часах стрелка – длинный луч солнца – была неподвижна, а вращался циферблат с 17-ю буквами славянского алфавита, 17:00 это максимальная долгота дня. Русские часы делили сутки на дневные и ночные часы.



Придворный врач царя Алексея Михайловича, Сэмуэл Коллинз, англичанин, писал: «На наших часах стрелка движется к цифре, а на русских наоборот, цифры к стрелке. У русских многое шиворот-навыворот». С тех пор куранты на Спасской башне многократно переделывались. Они не исполняют «Боже, храни королеву», но что-то английское в их бое есть.



Другой известнейший выходец из Англии – сподвижник Петра Яков Брюс. Его палаты сохранились, правда, сильно перестроенными, прямо напротив Московской консерватории. Военно-начальник, ученый, государственный деятель, он реформировал российскую артиллерию, развивал промышленность и горное дело, создавал военные школы, строил обсерватории, в общем, был одним из образованнейших людей тогдашней России.



Это не могло не настораживать москвичей, ну не может человек столько знать. А после издания календаря с прогнозами погоды, войн и царствований, опасения подтвердились – колдун. Собственные крепостные считали, что граф умеет летать, и до города и имения добирается за мгновение. Ну а Брюс только посмеивался и устраивал шутки своим гостям в имении «Глинки»: то зимой на лодке покатает, то летом на коньках.



Вот это здание москвичи связывают с проклятием Брюса. На трапеции здесь были солнечные часы. Якобы на белом поле выступали кровавые пятна с войнами и бедствиями. Часы похоже на крышку гроба, и москвичи рассказывали, что именно в этой стене колдун замуровал свою жену.



Но эти домыслы не обоснованы. В доме графа Алексея Мусина-Пушкина, историка, археографа и коллекционера, президента Академии художеств, Брюс никогда не жил. Внучатая племянница Брюса была замужем за одним из Мусиных-Пушкиных. Этот прекрасный особняк работы Матвея Казакова горел в пожаре 1812-го года, и с ним сгорела библиотека Мусина-Пушкина, где среди бесценных манускриптов был подлинник «Слова о полку Игореве».



Где были лучшие обеды во времена Пушкина? В английском клубе. Главную нашу улицу, Тверскую, поэт знал прекрасно, не менее 28 раз въезжал он по ней в Москву.



«Вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах».




Вот те самые "львы на воротах", перед нами Английский клуб, самый привилегированный клуб в эпоху Пушкина. Первый джентльменский клуб иностранцы открывают в Петербурге, но уже через два года в 1770 году он появляется в Москве. с 1831 года клуб занимает дворец графов Разумовских на Тверской улице.



Членов клуба всегда была немного, виднейшие люди мечтали вступить него. Писатель Загоскин в сборнике «Москва и москвичи» вспоминает своего знакомого, который свою жизнь делил на 4 важнейшие эпохи: рождение, производство в офицеры, женитьба и вступлении в члены Английского клуба. Александр Пушкин, его отец, дядя, сын – все были в Английском клубе.



Клуб привлекал избранничеством, хорошим обществом и отличной кухней. Повара клуба считались лучшими в России, и к ним на обучение отправляли своих личных поваров естественно только члены клуба. В русских усадебных библиотеках – Байрон, Вальтер Скотт, затем Диккенс, Стивенсон, Уайльд, Шоу, а в самих усадьбах с 18-го века – английский пейзажный парк, подражающий дикой природе.



Там, где мы привыкли видеть восемь колонн Большого театра, английский антрепренер Майкл Меддокс в 1780 году построил Петровский театр. В театральном деле он руководствовался демократическими традициями своей родины, должно быть, впервые в мировой практике ввел худсовет. Когда сочинители приносили к Меддоксу свои произведения, он собирал актеров на совещание – принять пьесу или нет.



На последнюю репетицию помимо сочинителей и переводчиков, приглашались театральные метры. Если приглашенные единогласно решали, что пьеса идет успешно, и что каждый из актеров в своей роли, тогда назначалось главное представление. Повторение так изощряло память, что суфлер в театре Меддокса не требовался.



В 1805 году Петровский театр сгорел. Через 20 лет архитектор Бове на этом месте построил новое здание. В середине 19-го века его отдали Дирекции императорских театров. При разделении одной императорской трупы на две, оперно-балетную и драматическую, игравших соответственно в большом и малом залах, получились названия Большой и Малый театр.



Гостиница «Метрополь», пожалуй, одна из самых красивых и известных гостиниц не только в Москве, но в мире, а строитель «Метрополя» был блестящий рисовальщик, архитектор Вильям Валькот. Он родился в Одессе в русско-британской семье. Приехав в Москву, работал во абрамцевских гончарных мастерских Мамонтова. Савва Мамонтов задумал гигантский художественный комплекс: гостиница, рестораны, двухзальный кинотеатр.



Модерн – синтез всех искусств: живописи, ваяния, скульптуры, музыки, литературы. Центральное майоликовое панно «Принцесса Греза» по пьесе Ростана заказывают Врубелю. По эскизам Александра Головина и Сергея Чехонина выполнен другие керамические работы: «Клеопатра», «Поклонение природе», «Поклонения божеству», «Поклонение старине».



Железнодорожный магнат Мамонтов разорился, пока «Метрополь» строился. Преемники решили поменять начинку – отказаться от главного оперного театра, но фасады остались без изменения. Здание – воплощенный манифест нового искусства, или «московский Вавилон», как его сразу назвали горожане.



На театральной площади – сплошные англичане. Сбоку от бывшего Петровского театра появляется здание в стиле английской готики. Новый магазин торговал по каталогам, товары на сумму свыше 50 рублей высылались бесплатно, а это от Варшавы до Владивостока. Дождаться жену из «Мюр и Мерилиза» было практически невозможно, ведь главный отдел в магазине – готового женского платья.



Наши московские купцы настолько ценили английский стиль, что строили себе чисто английские здания. Вот и представитель богатейшей московской семьи, текстильный фабрикант Савва Тимофеевич Морозов был страстно влюблен в английскую готику. Он учился в Кембридже, кроме того знакомился с организацией текстильного дела в Манчестере и неоднократно посещал готические замки английских предпринимателей.



Точно такой же замок он задумал построить себе в Москве на Спиридоновке. Архитектор, которого выбрал Морозов, Федор Шехтель, также увлекался романтикой средневековья, так что вкусы заказчика и зодчего счастливо совпали, и привели к потрясающему результату. Готический английский особняк Морозова немедленно стал общемосковской достопримечательностью.



Архитектор удивительно соединил в одном здании элементы укрепленного замка и роскошной виллы. Элементы крепостной архитектуры, например, зубцы, бойницы, сочетаются с открытыми террасами и большими окнами. Все узнаваемые элементы готической архитектуры налицо, но вместо аскетизма и жесткости подлинника здесь благородный уют и приличная положению хозяина респектабельность.



Настоящий английский костел стоит в Вознесенском переулке, он построен в 80-ые годы 19-го века для Англиканской общины Москвы архитектором из Ланкашира Ричардом Нилом Фриманом. Здесь до сих пор дважды в неделю звучит органная музыка.



К однонефтной базилике темно-красного кирпича примыкает высоченная башня с входным порталом, увенчанным четырьмя маленькими остроконечными башенками. Стрельчатые ажурные окна фасада когда-то украшали яркие витражи, увы, утраченные.



На решетке церковных ворот изображены три традиционных символа: роза, трилистник и чертополох – Англия, Ирландия и Шотландия.



Апостол Андрей – национальной святой Шотландии, которому посвящен храм – не менее почитаем на Руси. Андрей – первый ученик Христа и поэтому именуется «первозванным». Андреевский диагональный крест и на военно-морском флаге России, и на флаге Великобритании. Император Петр Алексеевич учредил орден Андрея Первозванного, ставший самым престижным орденом российской империи. За всю историю было им награждено чуть более 1000 человек.



Англиканская церковь построена на средства московских англичан, главным вкладчиком был почетный гражданин города Роман Романович Мак-Гилл, шотландец, много лет у нас проработавший. Среди его основных бизнесов - Высоковская мануфактура под Клином и цементный завод в Москве. После его смерти вдова Джейн Мак-Гилл активно занялась благотворительностью, и сохранилось почти все построенное Джейн.



В Спиридоновском переулке ей построена гостиница «Дом святого Андрея» для английских и американских гувернанток, которые прибыли в Москву в поисках места. Плата за жилье была минимальной, Джейн постаралась, чтобы женщины почувствуем себя уютно в новом для них городе и спокойно бы искали работу. А возле Англиканской церкви она сооружает дом для пастора.



Вот еще одна страничка благотворительности Джейн Мак-Гилл – в конце 19-го века на Госпитальной улице Братолюбивое общество снабжения неимущих квартирами задумало комплекс из шести вдовьих домов, один из этих домов на 36 бесплатных квартир был построен на средства Джейн Мак-Гилл, позже в нем жили вдовы и сироты русско-японской войны.



А для Евангелической больницы на Воронцовом поле госпожа Мак-Гилл построила здание за 100 тысяч рублей, чтобы в нем разместили корпус для больных раковой болезнью.



1918-ый год стал для Джейн Мак-Гилл роковым. Революционные матросы облюбовали ее квартиру, а хозяйку выбросили на улицу в самый мороз. Кто-то из прохожих узнал ее и отвел к пастору в церковь Святого Андрея, но через три дня она умерла. Ей было 86 лет.



Следующим зданием, построенным английскими архитекторами в Москве, оказалось здание английского посольства на Смоленской набережной. Рядом с ним установлена скульптура. Мы гордимся советским телефильмом «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», но и англичане высоко чтят эту постановку.



В 2005 году Василий Ливанов стал членом ордена Британской империи за лучше экранное воплощение образа Шерлока Холмса, созданное не британцем. Поэтому, когда мы попросили разместить памятник детективу возле английского посольства, англичане ответили: почтем за честь.



Материал взят из цикла передач Михаила Жебрака «Москва британская». Фото без моего логотипа взяты из Сети.
Tags: Жебрак, британская, пешком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →