Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Москва медвежья

Нет другого существа, которого бы русский человек так боялся и так уважал, так любил, так тешил им детей, и так ассоциировал с ним себя. И Москва, став главным русским городом, стала главным медвежьим центром всей Восточно-европейской равнины.



Но так ли по-настоящему называется этот зверь? Медведь – тот, кто мёд ведает, это эвфемизм, замена для истинного слова, означавшего в древнерусском языке хозяина лесов. То есть то, чего нельзя называть своим словом, чтобы его не призвать.



А каким словом он был назван изначально, мы уже и не знаем, предположительно это было что-то вроде «бер». Если разобрать по слогам слово «берлога», мы увидим, например, английские слова «bear» и «log».



Почему именно медведь стал в свое время символом Московии? В 1526-ом году в Москву приезжает западно-европейский дипломат и писатель Сигизмунд Герберштейн, который участвовал в мирных переговорах между Москвой и Литвой. Он провел в России 9 месяцев и решил все записать. Его книга «Записки о московских делах» стала первым всесторонним описанием Московии, и надолго главным источником знаний европейцев о России.



Вот ключевая для нас фраза из книги Герберштейна: «Медведи, подстрекаемые голодом, покидали леса, бегали повсюду по соседним деревням и врывались в дома». Частное известие о суровой голодной зиме 1526-го года быстро превратилась вот в это: «У них там в Москве по улицам медведи шастают!»



И с тех пор понеслось, медведь появлялся на любой западной карте России как ее символ. Лучше всего истории о наших расхаживающих по улицам мишках прижились в Англии.



В 18-ом веке, в эпоху золотой британской карикатуры, в бестиарии европейских держав Россия всегда была представлена именно медведем.



В общем, медведь в России – больше, чем медведь, да и сама Россия не против. А уж Москва как главный российский город, медведей завсегда привечала. Вот, пожалуйста – Медвежий переулок.



Известный знаток Москвы Петр Сытин полагал, что Медвежий переулок это в честь «медвежьего угла», то есть далекий, глухой, забытый.



Но другой знаток Москвы, Алексей Мартынов, знал правду. Весь этот район города назывался «Кормовая слобода», когда-то он целиком обслуживал царский двор. Поэтому – Поварская улица, переулки Скатертный, Ножовый и Хлебный. И вдруг среди них – Медвежий?



Для медвежьих потех, в отличие от медвежьей травли и медвежьих боев, нужен был режиссер, специальный скоморох, который назывался «медведчик». В основном, клоунада медведя и его хозяина предназначалась, конечно, для Кремля и его главного обитателя. Для того медведей и разводили в специально отведенном месте, и величали медведями государственной важности.



Но медведь служил москвичам и с терапевтической целью. Медведчики водили медведя на цепи по домам, потому что считалось, что если медведь спляшет на пороге, то этот дом никогда не загорится. Поэтому каждый старался найти хоть копеечку или несколько яиц, чтобы оплатить профилактику возгорания. А если кто-то прятался и отказывался от процедуры, за него скидывалась община, ведь пожар в одной избе означал пожар по всем районе.



Зажиточным горожанам медведчики предлагали особую услугу – снять сразу все заговоры и порчи с жилища посредством покупки медвежьего помета. Помет покупался за дополнительные немалые средства и прятался в сарай под замок.



И, конечно, самым счастливым событием считалось, если медведь сам наложит кучу прямо на пороге твоего жилища. Подобное знамение называлось «медвежьей услугой», но его удостаивались лишь немногие избранные.



В Москве есть целый район, носящий медвежий титул – Медведково. Но вот только медведи тут особо не при чем. А при чем – прапрадедушка князя Пожарского Василий Федорович. Памятников ему, в отличие от его героического праправнука, в Москве нет.



Зато известно, что Василий Федорович Пожарский, средневековый дворянин, носил кличку «Медведь», видимо за крупные размеры и страсть к чревоугодию. За особые заслуги он получил от царя в дар земельные угодья к северу от Москвы.



Однажды на улице Никольской открылась аптека, ее владельцами была династия аптекарей и предпринимателей Феррейнов. В конце 19-го века кашель, насморк, подагру, чахотку, сифилис, геморрой, буквально всё пытались лечить одним универсальным средством – медвежьим жиром.



А для рекламы медвежьего жира прямо при аптеке жил самый настоящий живой бурый медведь. И его каждый день водили рядом, на Лубянскую площадь, на водопой. На площади тогда стоял водозаборный фонтан, здесь набирали воду те, у кого дома не было водопровода. То есть, почти все.



И сюда же приводили феррейновского медведя. Тот попьет-попьет, поглядит-порычит, и назад. А у медвежьего жира продажи растут.



Ну и, конечно, следует отметить, что поскольку на Руси есть имена светские, а есть церковные, приуроченные к именам святых, медведей дружески можно называть «Мишкой», но в официальной обстановке к нему следует обращаться исключительно «Михайло Потапович».



Хотя некоторые неславянские народности России допускают по отношению к медведям небольшую фамильярность, например, ненцы зовут его «параденку» (чёрненький), а ханты – «апсие» (братишка, братан). Наверно потому, что медведей часто путают с геологами.



Материал частично взят из передач «Москва Раевского». Фото без моих логотипов из передачи.
Tags: Раевский, медведь, медвежья, сделано в Москве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →