Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Большие панды большого пути

В России любят медведей, в основном, бурых, но есть и другие медведи, а может, не медведи, а может быть еноты, но их любят у нас не меньше.



Панды вернулись в московский зоопарк в 2019 году. Если прийти сюда в 9 утра, что само по себе и непросто, то можно увидеть, как их кормят бамбуком. Зрелище будет еще интереснее, если знаешь о богатой на приключения леденящей кровь истории московских панд.



1 октября 1949 года произошло великое событие: у советского народа появился Большой друг. В этот день на площади Тяньаньмэнь в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика. Коммунист Мао Цзэдун победил в гражданской войне при активной поддержке СССР, и стал главным китайцем на Земле.



Первое, что сделал новый хозяин Китая, это съездил в Москву на день рождения Сталина. Так и подружились. В 1957 году уже советский босс поехал в КНР, это был председатель Президиума Верховного совета СССР Климент Ворошилов.



Ворошилов встретился со своими китайскими аналогами, посмотрел парад, даже сходил в китайскую оперу, но окончательно потерял рассудок именно от бамбукового мишки. И он робко попросил китайских товарищей: «А можно нам… тоже… эээ… панду?»



И китайцы от широкого сердца подарили Московскому зоопарку панду-девочку Чи-Чи, вместе с еще одной пандой – мальчиком. В Москве подумали, что они оба мальчики, и выслали Чи-Чи обратно в Пекин. Но оттуда ее выкупил австрийский предприниматель, вернее, выменял на африканских зебр, и Чи-Чи снова проездом оказалась в Москве, а оттуда поехала в Восточный Берлин.



К этому времени Чи-Чи перекупили в американский зоопарк Брукфилда в Иллинойсе, и девочка уже было собралась в путь за океан, но Федеральное казначейство США объявило эмбарго на грузы из коммунистического Китая. И панда Чи-Чи поехала во Франкфурт-на-Майне, потом в Копенгаген, и, наконец, в Лондон, где и осталась жить.



В Москву тем временем прислали замену, большую панду-мальчика по имени Ань-Ань. Русский с китайцем, как известно, братья поневоле, и синусоида наших отношений то распаляла дружбу, то раскаляла вражду. Но, так или иначе, в 1959 году в московском зоопарке появилась панда сильного пола.



Ань-Ань, как это ни странно, предпочитал китайскую кухню. А в Москве по тем временам с бамбуком были некоторые перебои, приходилось летать то в Сухуми, то в Батуми. И ответственные работники твердо решили приучить капризного Ань-Аня к традиционной русской кухне. И приучили! Очень скоро панда-мальчик уплетал ивовые веники, кашу, и пил чай с сахаром.



Панда – животное стрессовое, в разведении капризное, они и в природе-то не спешат размножаться, а только жрут и спят, поиски партнера не просты, и при стрессе часто происходит выкидыш. А может самка и не подпустить партнера, если он не понравится, они будут драться, плакать, а вот размножаться – нет. Безответственные животные.



И Ань-Аня решили обручить с той самой Чи-Чи, после долгих странствий пребывавшей в Лондоне, городе на Темзе. Это был 1966 год, период потепления холодной войны. Потенциальное дитя панды социализма и панды капитализма могло стать лучшим символом мира и дружбы. Специальным рейсом из Лондона под прицелом десятков камер Чи-Чи прилетела в Москву. Мир замер в ожидании. И дружба замерла.



Директор Московского зоопарка И.П. Сосновский пишет: «Несколько минут Чи-Чи и Ань-Ань держались поодаль друг от друга, потом приблизились и вновь довольно спокойно разошлись. И вдруг совершенно внезапно самец набросился на самку, схватив её зубами за заднюю ногу. И началась жесточайшая схватка с отчаянными воплями и ревом зверей. Мгновенно заработали брандспойты, раздались холостые выстрелы из охотничьих ружей, поднялись свист и крики. Все это охладило пыл Ань-Аня, и он отступил. Его удалось загнать в изолированную клетку.



Прошло несколько дней, животных держали поодиночке, а потом вновь попытались соединить. При повторном выпуске в общий вольер панды поменялись ролями. Теперь, улучив момент, самка набросилась на самца: ударяла его лапами, хватала зубами. В результате никакой свадьбы не состоялось».



В 1968 году была предпринята еще одна попытка обручить панд, на этот раз Ань-Ань из Москвы поехал в служебную командировку в Лондон. Встречали его торжественно. А журналисты задавались моральным вопросом: можно ли лондонской леди выйти замуж за коммуниста?



Но – опять безуспешно, сердцу не прикажешь. Ань-Ань не захотел любить Чи-Чи. Было ли дело в партийной принадлежности, никто не знает. Разумеется, любовь панды капитализма и панды социализма не могла оставить равнодушным в Москве никого. Юз Алешковский даже написал стихотворение:

«Есть зоопарк чудесный
В районе Красной Пресни.
Там смотрят на животных москвичи.
Туда-то на свиданье
С холостяком Ань-Анем
Направилась из Лондона Чи-Чи»




Ань-Ань возвратился в Москву и прожил еще 4 года. В 1977 году гордого московского медведя не стало. За непреклонность перед западными красавицами и проявленное при этом мужество зверь был таксидермирован и вместе со своим другом и соратником Пинь-Пинем выставлен навсегда в Зоологическом музее МГУ на Большой Никитской.



Нет повести печальнее на свете, чем повесть о медвежьем партбилете.



Идея взята из передачи «Москва Раевского», скрины оттуда же. Фото без моих логотипов взяты из Сети. На фото представлены панды Жу-И и Дин-Дин, правда, кто из них кто, я не знаю.
Tags: Москва Раевского, Раевский, панда, панды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →