raven_yellow

raven_yellow 14 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Москва готическая

Готика – это архитектурный стиль Европы, ажурные каменные громады возводили в 12-15 вв. В Москве, конечно, можно обнаружить, в основном, стилизацию под готику, и ее не так много. И прежде всего в голову приходит Петровский путевой дворец.



Внимательный взгляд Екатерины Великой усмотрел во временных увеселительных постройках Ходынского поля элементы нового стиля. На Ходынке тогда праздновали Кучук-Кайнарджийское перемирие, и поле застроили потешными турецкими крепостями. И вот императрица повелевает архитектору Матвею Казакову перестроить в этом новом стиле Путевой петровский дворец. Это последняя остановка императоров по дороге из Санкт-Петербурга в Москву.



Новый архитектурный стиль, разработанный Казаковым и Баженовым с благословения Екатерины Великой, теперь называют «русская готика». В нем действительно сплавились элементы древнерусской архитектуры и готические узоры. Остроконечные ниши сочетаются с окнами с гирьками, наверху – островерхие белокаменные шпили, а внизу – русские традиционные пузатые колонны.



Служебные корпуса Путевого дворца с многочисленными, по театральному грозными башенками, украшенными бойницами, зубцами, окружают главный корпус, словно крепостная стена. И комплекс так и назвали – Петровский замок. Здесь нет ни горгулий, ни химер, зато много вычурных башенок и колючих звезд на них. Сторонники видеть во всем масонские знаки объявили их символами тайного общества.



Готика ассоциируется у нас с мистикой, мрачными тайнами, горгулью не пощекочешь за ушком. И в истории Петровского замка тоже была печальная страница – здесь Наполеон пережидал московский пожар. Отселе, в думу погружен, глядел на грозный пламень он.



История следующего здания это просто готический детектив. Все башни московского Кремля завершаются шатрами и украшены белокаменным узором, но это не готика, это русское узорочье 17-го века. И только одна из кремлевских защитниц выбивается из общего строя. Никольская башня тоньше соседок, на ее кровле не поливные муравленые изразцы, а крашеное железо, по углам тоненькие башни-фиалы, а на фасадах – вытянутые стрельчатые окна с белокаменным узором в виде зубчиков.



Откуда здесь эти готические элементы? Башня получила свое острое завершение в 1806-м году от петербургского зодчего Руска. В Санкт-Петербурге он работал в классической манере, но в древней Москве надо было стилизоваться под старину, а старину этот европеец понимал как готику. И вот он ставит на проездной объем вытянутый восьмерик с тонким шпилем. Уже потом Бове поставил тонкие башенки по углам и украсил кирпичную стену белокаменным узором.



У готической постройки обязательно должна быть тайна. Есть она и здесь – изображение святого Николая 90 лет было спрятано под слоем штукатурки. В первые годы советской власти решили замазать надвратную икону. Но безвестные мастера с риском для жизни не просто забросали ее раствором, а поставили решетку, сетку, и лишь потом заштукатурили. Икона была не потеряна, а законсервирована – между ликом и раствором остался зазор в 10 см. И вот в 2010 году изображение святого Николая опять увидело свет.



В древнейшем районе Москвы, Китай-городе, на Никольской улице в середине 16-го века Иван Федоров поставил первый печатный станок, и возник древний печатный двор. Конечно, тогда все здания были деревянные. С 18-го века печатный двор назывался «Синодальная типография», и именно для нее в 1815-м году вдоль улицы было построено парадное здание. Так как оно строилось одновременно с Никольской башней, для ее украшения тоже были использованы готические элементы.



В начале 19-го века готические элементы ассоциировались со стариной, а архитектор Мироновский должен был подчеркнуть древность этого места, ведь именно за этими стенами был напечатан первый «Апостол». И он насытил здание старинными деталями, теми же резными колоннами.



Здесь также есть свои мифологические животные, с фасада Печатного двора сюда перебрались Лев и Единорог. Лев символизирует власть, а Единорог отвечает за чистоту, непорочность и строгость, он даже появлялся на государственных печатях России вместо Георгия Победоносца. Особенно любил этого безжалостного холодного зверя, «инрога» или «индрика», державный куратор печати – Иван Грозный.



Из готических элементов на здании есть башенки-пинакли на крыше, аркады между ними, стрельчатые окна, и традиционные готические четырехлепестковые розы. Синодальная типография была крупнейшей в Москве, во время расцвета в ней работало 350 печатников. Сейчас в этом прекрасном здании Гуманитарный университет.



Раньше в городе было два католических костела, и москвичи называли их по основной национальности прихожан – французский и польский. Польский находится на Малой Грузинской. Польша долгое время входила в состав Российской империи, и логично предположить, что в Москве проживало очень много поляков.



И в начала 20-го века был построен этот гигантский костел на 5 тысяч верующих, самый большой католический храм России. Проект польского архитектора Богдановича включил все основные элементы традиционного готического храма. План в форме креста, вокруг центральной башни – аркбутаны, а на главном фасаде – огромное окно-розетка, стилизованное изображение розы. Роза, тем более белая, означает чистоту, непорочность.



В центре костела его символическое название: Собор непорочного зачатия Девы Марии. На крыше – целый лес пламенеющих шпилей, поэтому костел хорошо виден издалека. Тоненькие кирпичные башенки называются пинакли, а навершия с зубчиками на них – фиалы.



На боковом шпиле виден герб Папы Иоанна Павла II. Почему именно его? Папа Иоанн Павел II – поляк, к тому же, единственный славянин, который избирался Папой Римским. Он провел на престоле 27 лет и пользовался огромным уважением во всем мире.



Строем труб органы напоминают готические соборы. Местный орган с 1955 года работал в соборе города Базеля, а в 2002 году был подарен Москве. Это один из самых крупных органов в мире, в нем 5563 трубы. А вот, например, в органе большого зала Московской консерватории – 3136 труб. Орган участвует в службах, здесь проходят концерты.



О готических соборах писал Осип Мандельштам:

«Стихийный лабиринт, непостижимый лес,
Души готической рассудочная пропасть,
Египетская мощь и христианства робость,
С тростинкой рядом – дуб, и всюду царь – отвес»




В 1878 году в Москве было основано Общество выпускников Императорского технического училища. А в 1903 году появилась идея построить для Общества собственный дом, по подписке. Вы приходите на встречу выпускников, а вам предлагают скинуться и возвести в центре Москвы здание.



Идея показалась несбыточной, правда, председатель Общества инженер Абакумов внес первую сумму – 9 руб. 50 коп. Но дело завертелось, в короткий срок собрали почти полмиллиона рублей, и построили здание.



Автор, архитектор Кузнецов, заявил, что проектируя фасад, он ориентировался на архитектурные традиции Англии, страны, давшей нам паровоз, пароход, ткацкий станок. Отсюда и готические элементы на здании: вытянутые окна, тоненькие колонны, башенки на крыше.



Дом расположен в Харитоньевском переулке рядом с Мясницкой. Первый этаж предназначался под офисы, на втором был зал заседаний, правление, библиотека и столовая Общества. Квартиры на верхних этажах сдавались. Дом перенасыщен символами. Над входом вензель «ПО –Политехническое общество».



Цифры на фасаде это годы основания Общества и постройки дома. Также здесь есть изображения реторты, электромотора, паровоза и подвесного моста. Считалось, что в этом здании находится самый современный зал заседаний, поэтому после революции дом занял комсомол и провел здесь свой первый съезд.



Но больше всего мифических животных на доме страхового общества «Россия». Он занимает целый квартал на Сретенском бульваре. Дом построен в 1902 году архитектором Проскурниным, и тогда считался самым технически оснащенным жилым зданием России. Здесь были квартиры от 200 до 400 метров с каминами. Высота потолков 380 и 420 см.



И полностью своя инфраструктура: прачечная, электростанция, котельная, в подвалах стояли машины, которые подогревали и увлажняли воздух. Воду добывали из своей артезианской скважины 50-метровой глубины. Конечно, здесь были электрические лифты. А между корпусами тянется великолепная кованая решетка.



И на решетке, и на здании – всюду вензеля «Страховое общество Россия», крупнейшее до революции. Это была эпоха, когда архитекторы свободно жонглировали стилями, и каких только деталей нет на этом здании. Главный фасад заканчивается готическими заостренными арками и башенкой со шпилем-фиалом.



Но главное, тут есть и горгульи, и химеры, и саламандры. Вот они, химеры, по бокам балкона.



А горгульи – под эркером. Хотя они больше похожи на летучих мышей.



Тогда горгульи точно поддерживают балконы во дворе.



А саламандра так спряталась, что ее придется поискать.



После революции сюда вселились: Российское телеграфное агентство, Главное артиллерийское управление, Наркомпрос. Приходя в этот дом за гонорарами, Михаил Булгаков столкнулся с новой советской бюрократией, между заполнением в первый раз ведомости и получением денег в кассе проходило 28 дней.



А над всем этим по-прежнему веселились лепные амурчики вокруг античной богини, и мудрец разговаривал с учениками.



Самый известный готический дом стоит на Театральной площади. Архитектор Клейн построил для шотландцев Мюра и Мерилиза, давно торговавших в Москве, огромное здание в 7 этажей. Для 1909 года это очень большой дом. Обращение к готике было вызвано рекламными соображениями, между колоннадами Большого и Малого театров вдруг возносится готический костел. Москвичи охнули, возмутились, и немедленно устремились внутрь.



А внутри их ждали: комната отдыха, справочная, ресторан, до этого в магазинах такого не было. Сенсацией стали электрические лифты, раньше торговые помещения выше 3-го этажа не возносились. Основной упор сделали на отдел готового женского платья, и там было самое разное освещение. Поэтому примерить шляпку или платье можно было при электрическом, газовом и даже керосиновом свете.



Людей вокруг Театральной площади сразу прибавилось. У служебных дверей театров поклонники поджидали артисток, а у служебных дверей магазина толпились обожатели «мюрелизочек», в магазин специально набрали только пригожих продавщиц. Слава об универсальном магазине гремела по всей России.



«Мюр и Мерилиз» бесплатно высылали каталоги, и любой житель империи от Варшавы до Владивостока мог заказать по почте товары. При строительстве этого магазина использовали железные конструкции и новый материал – железобетон. Это позволило сделать окна очень широкими.



Многие предприниматели на рубеже 19-20 вв. выбирали английский стиль, это респектабельно. Но богач и оригинал Савва Морозов построил целый готический дворец, это должно быть самый большой особняк того периода. Это был подарок женщине, а любовь была страстной – Савва увел жену у племянника.



Некоторые считают, что именно этот дом описан в романе «Мастер и Маргарита». Маргарита Николаевна занимала вместе с мужем вдвоем весь верх прекрасного особняка в одном из переулков близ Арбата. Здесь действительно большой участок и сад подступает вплотную.



Но, пожалуй, этот особняк слишком велик и роскошен даже для такого «крупного специалиста», каковым был муж Маргариты. Зато здесь есть настоящие горгульи, и расположены они правильно, по краям террасы, и на водосточных трубах. Потому что Горгулья изначально – это французское речное чудовище, и ставили их в виде водостоков.



Материал взят из серии передач Михаила Жебрака «Москва. Пешком». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес