Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Москва нескучная

«В Нескучном нет примет, что Бога нет,
Там подозрений нет, что Бога нету». (с)


В Москве достаточно парков, но есть место уникальное, насыщенное развлечениями и живописное – берег реки, горы. Там среди цветников и прудов разбросаны музеи, дворцы, спортивные площадки. Это зона вдоль реки Москвы: Парк Горького, Нескучный сад, Воробьевы горы. Когда-то это были разные территории, но недавно их объединили, и получился единый пешеходный маршрут от Крымского моста до Мосфильмовской.



Арка перед входом в ЦПКиО вполне традиционная, такими парадными воротами открывались многие парки. Ее поставили в 1955 году архитекторы Щуко и Спасов. А вот парк за этой триумфальной аркой совершенно новый, образцовый парк культуры и отдыха Советского Союза, чтобы не только розы и вздохи на скамейке, но и полноценный культурный досуг.



Владимир Маяковский откликнулся на открытие парка в 1928-ом году стихами. «А масса вливается в веселье в это. Есть где мысль выстукать. Тут тебе от Моссовета радио и выставка. Под ручкой ручки груз вам таскать ли с тоски?! С профсоюзом гулянье раскинь! Уйди, жантильный, с томной тоской, комнатный век и безмясый! Входи, товарищ, в темп городской, в парк размаха и массы!»



В газетах заранее сообщили, что в день открытия вход будет свободный, а затем по билетам по 10 копеек. В результате народа пришло столько, чтобы получилось не торжественное открытие, а столпотворение. Сломали загородки, вытоптали цветники, повредили спортивные площадки. В последующие дни публики было тоже много, но уже не столько.



Вот это народная обсерватория, в ней дежурили сотрудники планетария и учащиеся астрономических кружков, чтобы помогать всем желающим пользоваться телескопом. А еще был городок однодневного отдыха, что-то вроде пансионата с летними домиками, путевки в него давали на московских предприятиях. Лодочные станции, парашютная вышка, кафе – скучно в парке точно не было.



Директором парка стала 25-летняя Бетти Глан, при ней в парке было до 100 тысяч посетителей в год, а штат состоял из двух с половиной тысяч сотрудников. Был даже собственный техникум массовиков-затейников, он выпускал 100 специалистов в год.



Когда Бетти показывала парк писателю Герберту Уэллсу, он сказал, что она не директор парка, а директор фабрики счастливых людей и добавил, по-писательски витиевато, что когда он умрёт в капитализме и воскреснет в советских небесах, то хотел бы проснуться непосредственно в Парке культуры и отдыха.



Точно не известно, где воскрес Герберт Уэллс, но самой Бетти советское небо показалось с овчинку. В 37-ом году ее муж был расстрелян, а сама она на 17 лет брошена в лагеря.



В ЦПКиО стояли разные статуи. Самая известная – 12-метровая обнаженная «Девушка с веслом» работы Шадра, но она разрушилась во время войны. Зато сохранились статуи поменьше. В 30-е годы супруги Манизер сделали ряд композиций: Материнство, Балерина, Гимнастка, их тиражировали и ставили затем в разных парках Советского Союза.



Самая любимая народом статуя супругов Манизер – Дискобол. Здесь пойман интересный момент: атлет разогнулся в струну, замер, но сейчас закрутится и бросит диск.



Раньше вдоль набережной стояли почтовые киоски, каждый желающий мог послать понравившейся незнакомке с посыльным букет цветов или любовное послание. Эта романтическая почта даже попала в стихи Мандельштама:

«Там, где купальни, бумагопрядильни
И широчайшие зеленые сады,
На реке Москве есть светоговорильня
С гребешками отдыха, культуры и воды.

Эта слабогрудая речная волокита,
Скучные-нескучные, как халва, холмы,
Эти судоходные марки и открытки,
На которых носимся и несемся мы».




Парк получил имя Горького в 1932 году, когда писатель вернулся из эмиграции. Ну а холмы речной долины выше по течению назывались Нескучным садом с 18-го века. Здесь стояла усадьба Орловых. В 1826 году в ней давали бал в честь коронации императора Николая I. Усадьба Орловых была огромная, танцевальный зал освещали 7 тысяч свечей, и там танцевали тысячи гостей.



Императорская чета сидела под специальным балдахином – турецкой палаткой и ела на золоте, остальные гости на серебре. Императрице Александре Федоровне не могло не понравиться такое великолепие, и она попросила Нескучное купить. Дворец перестроил архитектор Тюрин в стиле ампир, и его назвали Александринским в честь императрицы. На а сад сохранил прежние, «нескучное» название.



Когда в 19-м веке дворец перестраивали для императорской четы, от Калужского шоссе провели парадную аллею, начинающуюся парадными воротами со скульптурами. По сторонам обширного двора поставили кавалерийский и фрейлинский корпуса, и небольшую гауптвахту для отряда дежурных гвардейцев.



А вот фонтан посередине появился в советские годы. Это одна из водоразборных чаш мытищинского водопровода, украшенная скульптурой Витали. Когда-то она стояла на Лубянской площади.



После революции в Александринском дворце разместили Музей мебельного мастерства. В романе «Двенадцать стульев» после ссоры с Колей Лиза решает начать самостоятельную жизнь именно с посещения этого музея. И уже в вестибюле наталкивается на человека в подержанной бородке, который, вперив угрюмый взгляд в малахитовую колонну, цедит сквозь зубы: «Да, богато жили люди!»



Но вы знаете, в Москве есть категория людей, которые не разбираются в живописи, не интересуются архитектурой, но посещают музеи, потому что они расположены в прекрасных дворцах, чтобы бродить по залам и завистливо говорить: «Да, жили люди!» Со временем Музей мебели закрыли, и сегодня во дворце – Президиум Академии наук.



Ниже Александринского дворца на склоне устроили открытый театр, или, как говорили в старину, «воздушный». Его предложил сделать министр Императорского двора Волконский, который заметил, что летом в городских театрах из-за духоты мало публики. Зрителям воздушный театр первое время очень нравился, было интересно, что кулисами служат деревья, а задником – виды Москвы. Правда, были недостатки, один раз в проливной дождь спектакль дотанцовывали по колено в воде.



Когда открыли Парк культуры и отдыха, воздушный театр переименовали в «зеленый» и реконструировали. Теперь здесь помещалось 20 тысяч зрителей. В 19-м веке во всей Москве не было столько культурной публики. В Зеленом театре был самый большой экран для кинопоказов, 15 на 17 метров.



Огромный довоенный Зеленый театр с экраном 15 на 17 пострадал в 41-м году, и в 50-ые годы его реконструировали. Теперь под открытым небом помещалась 10 тысяч зрителей, а сцена была такая большая, что если играть спектакли на ней, то можно посадить тысячу человек. В 1999 году в Зеленом театре открылся Театр Стаса Намина.



Пушкин, ухаживая за невестой, как-то пригласил Наталью и ее семью погулять в Нескучное, зашли и в Царский воздушный театр. И сорвали репетицию. Оказалось, что актеры никогда не видели поэта вживую, и мечтали пообщаться с ним. Ну а Пушкин хотел побыть с Натальей наедине, он ведь виделся с невестой в обществе, а здесь – овраги и заросли. В общем, по преданию, именно на этом мостике, а он за необычный вид называется «гротесковый», Александр впервые поцеловал Натали.



«В Нескучном, по Венерову суду, влюбленные вовек скучать не смели». Это строчки Леонида Семакова об осени. Нескучный создан для романтических прогулок. Здесь все пропитано любовью, поэтому поэты постоянно возвращаются к этому месту. У Бориса Пастернака есть цикл стихов «Нескучный сад», все стихотворения о любви. А Дон Аминадо в 35-м году в Париже выпустил сборник «Нескучный сад». Для него это символ былой, невозвратно ушедшей России.



Кстати, в саду есть уголок, напоминающий старинную усадьбу, небольшой домик с колоннами над обрывом. Это бывший чайный домик, сначала им пользовался граф Орлов, а затем, после покупки имения в казну – императорская чета со своими гостями.



«Взор на большой звезде останови.
В Саду Нескучном тихие деревья
Нам говорят о вечности любви.
Нескучный Сад хранит свои стволы.
Средь запахов березовой смолы,
Нескучный Сад, он весь тебе открыт.
Нескучный Сад, он на тебя глядит».
(Епископ Иоанн Сан-Францисский)




Рядом с дворцом через мост был построен конный манеж. Говорят, в нем помещался эскадрон кавалергардов. Когда в Москву из Санкт-Петербурга перевели Академию наук, то в манеже разместили минералогический музей.



Бывший манеж – прекрасное музейное помещение, огромные окна дают много света, внутри 1200 квадратных метров под экспозицию, и небольшие комнаты для музейных сотрудников. В Минералогическом музее прекрасная коллекция минералов по месторождениям и видам, но есть и изделия из камня.



Нескучный Сад был поделен между несколькими владельцами, вдоль реки стояли дома: Орлова, Трубецкого, Голицыной. Так вот, когда император покупал земли, Наталья Голицына отказалась продавать, и в свой дворец император первое время ездил по кругу, объезжая земли строптивой княгини. Только после ее смерти участок присоединили к царским владениям.



Баснословно богатая, Наталья Голицына сама управляла своими землями, и сыну Дмитрию выделила только одно владение в 100 душ и назначила годовое содержание 50 тысяч рублей и генерал-губернатор Москвы князь Дмитрий Голицын до смерти матушки и получения наследства жил в долг. Наталья Голицына стала прообразом «Пиковой дамы» в повести Пушкина.



Рассказывали, что в ее жизни действительно был случай, когда она проиграла в Париже крупную сумму. Муж отказался отдавать долг, и тогда она узнала у графа Сен-Жермена тайну трех карт. Здесь когда-то были владения княгини, а в 1947 году архитектор Чечулин поставил беседку-ротонду в память 800-летия Москвы.



Через Нескучный сад можно попасть на Воробьевы горы. Здесь однажды с отцом прогуливался юный Александр Герцен. При них какой-то человек начал тонуть, и бросившийся воду казак спас его. Бывшие на берегу люди собрали спасителю рублей 50, а тот простодушно ответил, что, мол, грешно за такое дело брать деньги, но мы люди бедные, и сами не просим, а коли дают, отчего не взять? Отец Герцена похлопотал за казака, и того произвели в урядники, а спасенный, немец Карл Зонненберг, стал воспитателем друга Герцена Николая Огарева.



Интересно, насколько разные чувства у разных людей вызывают Воробьевы горы. Герцен подробно описал в книге «Былое и думы» прогулку с Огаревым и клятву верности революции, а Пастернак считал, что сады созданы для любви. Мухина именно здесь собиралась поставить «Рабочего и колхозницу», а Булгаков заставил тут своих героев, улетающих из Москвы, оглянуться и последний раз посмотреть на город.



«Нескучный не скучает вдоль реки,
Напраслину трещат сороки дуры.
Нескучный сад не смог не перейти
В Центральный парк сомнительной культуры» (с)




Материал взят из цикла передач Михаила Жебрака «Москва. Пешком». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: Жебрак, нескучная, нескучный, пешком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →