Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Category:

Москва Кекушева

О жизни выдающегося архитектора известно на удивление немного. Родился он то ли в Вильнюсе, то ли в симбирской губернии, то ли в Польше, где служил его отец. Лев Кекушев окончил с серебряной медалью Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров, перебрался в Москву и стал помощников известного архитектора Семена Эйбушица. И вместе они начали работать над проектом роскошных Хлудовских бань.



Так молодой зодчий сразу заработал себе имя. На строительстве бань Кекушев провел четыре года и стал частым гостем в доме купеческой семьи. А Хлудовы стали его постоянными заказчиками, и вскоре его имя стало популярным в среде богатого столичного купечества. Первой самостоятельной постройкой зодчего принято считать небольшой особняк А.И. Обуховой в Малом Козловском переулке.



Кекушев основал частную фирму и занялся строительством доходных домов. Одним из них стал дом № 6 в Варсонофьевском переулке. Дом сразу облюбовала творческая интеллигенция, в нем жили композитор Скрябин и архитектор Жолтовский.



После революции дом стал коммунальным. Поговаривали, что часть комнат использовалась чекистами как явочные квартиры. Именно здесь Ильф и Петров поселили Эллочку Людоедку, поскольку ее прототип, некая барышня Тамара, жила именно в Варсонофьевском. И сюда приезжал Остап Бендер за двумя стульями.



В 1896 году архитектор женился на дочери отставного штабс-капитана Анне Ионовне Болотовой. Ему было неполных 35 лет, юной красавице всего 19. Вскоре в Москве происходит коронация Николая II, и Кекушеву в числе прочих лучших архитекторов поручают построить на Брестском вокзале Императорский павильон в псевдо-русском стиле.



Павильон потом разобрали, но слава о его создателе облетела город, и заказы посыпались на зодчего как из рога изобилия. В 1897 году владелец крупного столярного производства и паркетной фабрики Яков Бабушкин заказал архитектору дом на Покровке, но вскоре продал недвижимость мещанину Титову. С те пор дом № 29 по Покровке носит имя Бабушкина-Титова. Титов стал сдавать квартиры в аренду, до революции здесь жила университетская профессура. В этом доме обращают на себя внимание элементы стиля нео-грек.



В последние годы 19-го века Лев Кекушев стал едва ли не самым популярным столичным архитектором, и начал проектировать в том числе и частные особняки. Пробным камнем стал дом, который он решил построить для своей семьи. Так в Глазовском переулке появился первый в городе особняк, полностью выдержанный в стиле модерн. Именно тогда модерн стал самым востребованным стилем в архитектуре Москвы.



Собственный дом архитектора – это всегда манифест, как дом Мельникова. Может быть, поэтому Кекушев построил в Москве три собственных дома, будет необычно – пойдут заказы. Вскоре после окончания строительства он продал дом племяннику известного московского заводчика Отто Листа. Позже владельцем особняка стал знаменитый дирижер Сергей Кусевицкий. Здесь бывали в гостях Сергей Рахманинов, Николай Метнер и Клод Дебюсси, за это дом прозвали «музыкальным».



Вторым особняком в том же стиле стал дом Моисея Саарбекова. В 1922 году дом стал резиденцией посла Литовской республики. Первый посол Юргис Балтрушайтис был и дипломат, и поэт, в свое время он очень помог некоторым знаменитым деятелям культуры не погибнуть в репрессивные времена, а уехать за границу. Среди них – Цветаева, Бальмонт, Пастернак, Шагал.



Дом для предпринимателя Трифона Коробкова на Пятницкой улице Кекушев построил в 1984 году. Поскольку заказчик был купцом, с купеческими вкусами, при внутренней отделке архитектор использовал натуральное золото. Дом стоял на очень большом участке, с одной стороны был зимний сад, с другой построили четырехэтажный доходный дом под сдачу.



Первое 10-летие самостоятельной работы было для Кекушева самым счастливым временем. Судьбоносной стала встреча со знаменитым предпринимателем Саввой Мамонтовым. У Саввы Ивановича появилась очередная идея – застроить Москву коттеджами в европейском стиле. Пост главного архитектора акционерного общества Мамонтов, не раздумывая, предложил Льву Кекушеву. В это же время Мамонтов задумывает возвести на Театральной площади отель Мирового уровня.



Каково же было всеобщее удивление, когда Мамонтов поручил строительство гостиницы «Метрополь» англичанину Вильяму Валькоту, занявшему в конкурсе лишь четвертое место. Проект обошелся Савве Ивановичу в семь миллионов золотых рублей, небывалая по тем временам сумма. В центре фасада расположилось колоссальное майоликовое панно «Принцесса Грёза» работы Михаила Врубеля.



Строительство было в полном разгаре, и вдруг, как гром среди ясного неба, обескураживающая новость – Мамонтов арестован, его обвиняют в хищениях и растратах. На суде промышленника оправдали, но на продолжение строительства денег не было, Савва Иванович был разорен. «Метрополь» ушел с молотка, и новые инвесторы немедленно пригласили продолжить строительство Льва Кекушева.



Фирма Кекушева продолжала строить особняки, но былым спросом они уже не пользовались, потому что перед революцией 1905 года, вкладывать деньги в роскошные особняки стало не очень рентабельно. Два новых экстравагантных красавца-дома, номера 42 и 44 по улице Поварской, долго не могли найти владельцев. В конце концов, одно из зданий приобрел фабрикант Иван Миндовский.



На фасаде до сих пор видны все приемы виртуоза московского модерна – асимметрия, овальные козырьки, рельефное панно с фигурками путти, и конечно, фигуры львов, здесь они на лестнице, так Лев Кекушев неизменно зашифровывал свой автограф на каждом здании. Во-первых, его самого зовут Лев, во-вторых, львы – лучшие сторожа, и в третьих, намек на то, что он – лев среди архитекторов.



В отличие от своего соседа, хозяин второго дома, купец Михаил Понизовский, сразу после приобретения особняка занялся его перестройкой. Кекушевский модерн сохранился лишь в интерьерах. С 1919 года в здании на Поварской 42 располагается посольство республики Афганистан, первой державы, признавшей Советскую Россию.



Лев Кекушев не боялся продвигать в своих работах самые смелые идеи, подтверждение тому – загородная дача, двухэтажный деревянный особняк купца Василия Носова. Текстильщик Носов часто бывал в Европе, поэтому и дом решил строить в европейском стиле. Но в то же время, будучи старообрядцем, он тяготел к русским традициям, предпочитая камню дерево.



Здесь каменный только полуподвал. Но построить деревянный дом, пусть и в стиле модерн, было бы для Кекушева слишком просто. Он усложнил задачу, и решил, что брусья строители будут устанавливать не горизонтально, как это было принято при возведении изб, а вертикально. Новшеством было и то, что деревянный сруб оштукатурили, что до этого никто никогда не делал. Архитектор украсил дом круглой верандой с резными периллами.



Сегодня в особняке Молодежный историко-культурный центр. Здесь проходят поэтические чтения и музыкальные вечера. Сотрудники всерьез полагают, что в доме Носова обитает призрак. Здесь живет дух хранительницы Марфы Алексеевны, но поскольку в доме никто не умирал, это не привидение, а прикрепленный призрак, который смотрит за порядком, молодая барышня лет 20-ти.



Среди построек, сделанных по проектам выдающегося архитектора Льва Кекушева, следует так же отметить усадьбу купца Митрофана Грачёва Ховрино (Грачёвка) работы Георгия Кайзера. Эта постройка напоминает казино Монте-Карло изящными кариатидами, ризалитами, чешуйчатыми гранеными куполами и скульптурами. Стиль, в котором был исполнен господский дом, современники называли французским ренессансом.



А в 1908 году архитектор Поликарпов по проекту Льва Кекушева строит новое здание для ресторана «Эльдорадо» для купца Ильи Арефьевича Скалкина. Многие приезжали сюда отведать изысканные блюда, услышать уникальный цыганский хор и насладиться пляской танцоров-умельцев.



Шел 1903 год, в семействе Кекушевых намечалось пополнение, его супруга Анна Ионовна ожидала третьего ребенка. Архитектор снова всерьез задумался о настоящем родовом гнезде. Для этого он выкупил небольшой участок земли на Остоженке. Сегодня эти кварталы называют «золотой милей» из-за рекордных цен на жилье, в начале 20-го века этот район считался не менее престижным. Кекушев за несколько месяцев возвел здесь необыкновенный дом, построенный по самым новым технологиям.



Дом из красно-белого кирпича похож на сказочный замок - асимметричное здание с изысканными украшениями и окнами разных форм и размеров. В качестве своей «подписи» архитектор поместил на крыше огромную, три с половиной метра в длину, статую льва. Тот лев со временем исчез. Историки даже не знают, из чего он был сделан. Но во время последней реставрации, совсем недавно, статую вернули, и на этот раз сделали из бронзы.



Любопытно, что этот особняк Кекушев построил по проекту, приготовленному для Северного домостроительного общества, и дом должен был стоять не на Остоженке, а на Тверском бульваре. Но Мамонтов разорился, отошел от дел, и по готовым чертежам Кекушев сделал особняк для себя. Именно в этом доме, с любовью приготовленном для семьи, архитектора настигла семейная драма.



Похоже, дома, которые Кекушев строил для себя, преследовал злой рок, в 1906 году зодчий покидает семейное гнездо и перебирается на съемную квартиру, а особняк на Остоженке, как прежде и особняк в Глазовском, был вскоре выставлен на продажу. Возможно, у архитектора возникли проблемы с деньгами, часто он сам доплачивал подрядчикам из своего кармана, чтобы довести свои творения до совершенства.



И это при том, что незадолго до этого Кекушев сдал три новых объекта и получил приличную сумму. Два из них находятся по соседству, доходный дом по адресу Остоженка 17 принадлежал чаеторговцу Грязнову. Позже, перед самой революцией, врач Алексей Бакунин, племянник основоположника русского анархизма Михаила Бакунина, открыл здесь собственную клинику.



Именно сюда в 1925 году доставили опального патриарха Тихона, которого не хотели принимать ни в одну из клиник. Патриарх находился здесь длительное время, и именно в этой клинике он и скончался. После смерти Тихона Бакунину отказали в продлении договора-аренды, и врач вместе с семьей покинул страну. Сегодня это обычное офисное здание, как и дом по соседству под номером 19, который одно время принадлежал Анне Кекушевой.



Так что, похоже, в средствах семья Кекушевых не нуждалась, и дом был выставлен на торги по другой причине, банальной и трагической. Лев Николаевич и Анна Ионовна подали на развод, по слухам, молодая жена Кекушева увлеклась кем-то из сотрудников фирмы своего супруга. Кекушев не знал, что делать дальше и искал спасения в работе. Огромный дом на Пречистенке 28 стал в какой-то степени апогеем творчества зодчего.



Он и сегодня выглядит как с иголочки, помпезный фасад, огромные окна необычной формы, необычная планировка – со стороны Остоженки мы видим пять этажей, а со двора – шесть. После окончания строительства дом выкупил петербуржский купец Иван Исаков. Стоимость квартир в этом доме даже по меркам «золотой мили» вызывает оторопь – цены здесь стартуют с отметки 250 миллионов рублей.



После строительства дома Исакова заказы в архитектурное бюро Кекушева заметно мельчают, а через пару лет и вовсе сходят на нет. Дело в том, что в 1910-ые годы модерн перестает быть популярен, а зодчий был певцом именно модерна. На смену модерна пришла нео-классика, Кекушеву этот стиль был совершенно неинтересен, он отказывается от немногочисленных предложений, а потом и вовсе исчезает.



Недавно из письма, которое прислала жена Кекушева одному из его учеников, архитектору Алешину, стало известно, что Лев Николаевич последние годы жизни был безнадежно болен. По одной из версий, его расстреляли в 1918 году, но в списках погибших он не числился. Еще спустя год по Брестскому вокзалу прошел слух, что на вокзале часто видели человека, похожего на зодчего.



Но по свидетельству младшей дочери Кекушева, архитектор умер в январе 1917 года в психиатрической больнице. Где покоится прах великого зодчего, изменившего на рубеже столетий облик столицы, не знает никто.



Материал взят из цикла передач «Нераскрытые тайны». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: Жебрак, Кекушев, Кекушева, Нераскрытые тайны, пешком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →