Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

70-ые в СССР. Магазины

Победу во Второй мировой войне праздновали одинаково и на том, и на этом берегу Атлантики. Но вскоре началась война холодная. Советский Союз распространил свое влияние на всю Восточную Европу, сделав независимые до войны государства своими сателлитами.



В Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Албании, ГДР, Югославии и Болгарии установился режим, как его называли, народной демократии. Жителей стран народной демократии при этом особо не спрашивали. Но все равно это была Европа, со своими ценностями, традициями и товарами.



Вот для обмена этими товарами, а так же в целом для экономического взаимодействия, и был создан СЭВ – Совет экономической взаимопомощи. Принимали в него только страны с народными демократиями, а остальные и не рвались как-то. Здание СЭВ построили на Новом Арбате к началу 70-ых.



Проект Михаила Посохина отражал философию устройства СЭВ – архитектор советский, мебель в здании венгерская, лифты чешские, электрика немецкая, перегородки болгарские, алюминий польский, отделочный камень румынский.



О том, что советская легкая промышленность катастрофически не справляется с обеспечением населения всем необходимым, знали все. Для этого и нужен был соцлагерь и импорт. К 70-ым годам по всей Москве расцвели очаги иной жизни, магазины с товарами стран народной демократии. Всего полтора десятка магазинов.



Собственно, почти любая командировка советского человека в Москву означала непременный забег по магазинам стран соцлагеря. Стандартный маршрут из аэропорта Домодедово на такси: Белград-Лейпциг-Ядран-Польская мода-София-Ванда.



Индия, строго говоря, в соцлагере не была. Но с Советским Союзом у Индии отношения сложились. Индия вообще нравилась всем, в 7-ые на Западе расцвет Нью-Эйджа, религии нового века с явным влиянием Индуизма и Буддизма. Но в Советском Союзе Индия нужна была не за этим.



Символом дружбы между Индией и Советским Союзом был магазин с символическим для восточных религий названием «Ганга». Вообще, магазинов с таким названием в Москве было два, на Смоленке и в Гольяново.



Вот что дарила москвичам священная река. Во-первых, благовония. Во-вторых, марлевые юбки. В-третьих, бусы из полудрагоценных камней. Таких и на Урале много, но тут – Индия, экзотика. В-четвертых, знаменитая сумка со слоном, для путешествия с родины слонов на родину слонов.



Ну и в-пятых, конечно, индийские джинсы. Из материи свободы. Москвичи толпами приезжали в Гольяново и массово скупали индийские джинсы с благодарностью.



Венгрию называли самым веселым бараком в соцлагере, а ее строй – гуляш-социализмом, то есть это был социализм, но не с обезображенным лицом. Венгерский магазин открыли в 1972 году на Мичуринском проспекте, назывался он «Ба́латон», это такое озеро в Венгрии.



Какая же рыбка водилась в «Балатоне»? В первую очередь, конечно, консервы: горошек, лечо, консервированные фрукты, все фирмы «Глобус». Но это закуска, главное было не это. Московские студенты, учившиеся в МГУ рядом с «Балатоном», в венгерских винах разбирались лучше любых экспертов. Самым популярным был, видимо, «Токай».



А кто помнит вишневый ликер «Рубин»?



И главный венгерский несъестной специалитет, изобретенный в 1974 году архитектором и скульптором Эрне Рубиком, обернувшийся для нас многокиллометровыми очередями.



С Югославией у Советского Союза отношения были специфическими. Югославский диктатор Иосип Броз Тито то дружил, то ссорился с Москвой. Но экономика была сильнее политики, и в 1970 году товарооборот составил полмиллиарда рублей, а через пять лет вырос втрое. А еще через пять достиг трех миллиардов.



Гордая надпись «Ядран» появилась на улице Профсоюзной, д. 152, к.2. «Я́дран» по сербо-хорватски это Адриатическое море. «Ядран» был магазином универсальным, здесь продавалось практически все, здесь расхватывались югославские туфли, рубашки и стенки.



Но главным хитом были даже не джинсы, а джинсовый сервиз. Охота на джинсовый сервиз начиналась сразу, как над Москвой пролетал клич «Выбросили!»



Все мало-мальски востребованное становилось дефицитом моментально, в очередях стояли не часами, а днями, иногда занимая их с ночи, отпрашивались с работы, с уроков. Записывали номера и продавали близкие очереди за дополнительную плату.



ГДР, наверно, был самым проблемным сателлитом СССР. Тем не менее, сперва на Ленинском проспекте, а потом в Теплом Стане на улице академика Варги, дом 8 был открыт магазин «Лейпциг».



Германия, пусть и восточная, радовала москвичей по-крупному. Дезодоранты с ясными и четкими немецкими названиями «Нежный», «Свежий» и «Терпкий». Кремы для лица в вазелиновой стране – на вес золота. Немецкие гитары «Резоната» на фоне свежесрубленных ленинградских опять же звучали.



Но едва ли не главное – игрушки. В «Лейпциге» продавались и модельки самолетов, и мягкие игрушки, и автомобильчики, но ничто не притягивало таким электромагнитом, как железная дорога. Выставочный образец стоял в зале, облепленный зрителями, но были и наборы на продажу.



За 32 рубля можно было купить стандартный набор, а потом докупать, докупать стрелки, вагончики, семафоры. Но и заработать на железной дороге тоже было можно. Надо было просто купить железную дорогу в «Лейпциге», а продать у Детского мира на Лубянке. Ведь в «Лейпциге» она была всегда, а в Детском мире редко, но приезжие этого не знали. Главное только, чтобы на Лубянке не увидели.



Отношения с Польшей у России были самыми долгими, и почти всегда не безоблачными. Тем не менее, магазин «Ванда» на самой Петровке был в Москве 70-ых одним из самых магических и самых желанных.



Может, это и есть та самая надполитическая, надисторическая связь России с Польшей. Уже позже «Ванду» перевели с Петровки на Большую Полянку.



А вот «Ванда» изнутри, и вроде ничего особенного, особенно по нынешним временам. Косметика и косметика. 70-ые – вообще время косметики, все красятся по обе стороны Атлантики. Но чужды западным ушам слова «Pani Walewska» или «Pollena Miraculum».



«Ванда» открывала москвичкам, а может, и некоторым москвичам, мир теней. А также туши, румян, помады, блеска для губ и духов. И главная польская парфюмерия – дуалистические духи «Быть может» и «Может быть».



Но главная торговля происходила не в самой «Ванде», а как бы под ней, рядом в арке находился общественный туалет с закрывающимися кабинками. А это значит – идеальные условия для показа товара, для примерки и для подсчета денег.



В Советском Союзе успешно развивалась так называемая «Вторая экономика», экономика теневая, подпольная. В туалете возле «Ванды» можно было купить все, что раскупили в «Ванде». Би и еще центровые общественные туалеты, например, в начале Столешникова переулка, или на пересечении Кузнецкого Моста и Неглинной. И во всех заседали крупные экономисты-практики из «Второй экономики».



Советская экономика управлялась командным образом, все из центра, все по плану, все по распределению. Порой это приводило к уникальным результатам, вроде лыж, которые можно было купить только в Ташкенте. Но по-другому советская власть функционировать просто не могла. Но и люди так жить не могли, точнее, они не могли жить только так. «Второй экономики» не появиться не могло.



Материал взят из цикла передач «Москва Раевского». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: 70-ые в СССР, Магазины, Раевский, Сделано в Москве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →