Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

70-ые в СССР. Мифы, страхи и слухи

Когда-то на улице Горького, ныне Тверской, возвышалась гостиница «Интурист», в которой жили интуристы. Многие из них интересовались не столько Москвой и москвичами, сколько москвичками. А советские женщины очаровательны, и они любят подарки, особенно иностранные.



Но советские женщины все давно поняли. Возьмешь купальник у такого, сходишь в нем искупаться, выйдешь из воды, а иностранный купальник в результате контакта с водой станет прозрачным. Тут-то он тебя и сфотографирует. Фотография голой советской женщины попадет в иностранные журналы, а такого советская женщина уже не переживет.



Это в деревнях верят во всяких леших, домовых, бабайку, а у нас, в городе, были другие, более научные, страхи. Чего боятся в Москве 70-ых? Некачественной еды, импортных товаров, болезней и заразы, ядерной войны, и конечно, козней иностранцев, главная цель жизни которых – испортить жизнь советскому человеку, лучше всего хорошенькой девушке.



К мелким пакостям можно отнести конфеты и жвачку с ядами и бритвами. Многие иностранцы, особенно афро-американцы, угощали на улицах таким лакомством маленьких доверчивых детей, и дети потом, если и не умирали в страшных мучениях, то болели животом и не могли ходить в школу. А если даже нормальную жвачку проглотить, то кишки слипнутся, и точно умрешь.



С иностранцами вообще ухо надо держать востро. Сфотографировать человека голым можно и еще одним способом. Для этого ЦРУ разработало необычные фотоаппараты, заряженные специальной красной пленкой. При наведении их на человека специальные микрочипы фиксировали инфра-красное излучение тела, и на кадре убирали одежду.



Эти снимки потом там, на Западе, печатали и распространяли во всех газетах. И весь капиталистический мир потешался, мол, у русских денег на одежду нет. Правда, надо отдать должное западной цензуре, которая настояла на том, чтобы убиралась только верхняя одежда, а вот трусы оставлялись.



А можно было опозорить москвичей 70-ых и по-другому. Например, купить в советском магазине советское нижнее белье, скажем, трусы с начесом, рейтузы или панталоны. А потом смеяться там, на Западе, над советской модой.



А вот еще страх позора. Мальчишки прибегали к «Интуристу» с криками: «Гум! Гум! Гум!» Это они не рекламировали магазин, а просили жвачку. Но к ним выходил дядя в сером и говорил: «Вот вы тут кричите, а вас сфотографируют, напечатают в газетах и напишут, что советские школьники просят хлеба. И вся Америка будет над вами ржать!»



Но не так обидны издевательства над отдельными личностями, сколько поругание наших святынь, ценностей, дорогих сердцу каждого советского человека, и искажение нашей истории. Целые кафедры при университетах в Гарварде и Стэнфорде занимались тем, что придумывали анекдоты про Вовочку, Штирлица, Петьку с Василием Ивановичем.



Страх ядерной войны преследовал человека 70-ых годов с самых ранних лет и уж под конец жизни тем более. Строились замаскированные бомбоубежища. Учителя НВП говорили – шесть, шесть минут надо американской ракете, чтобы долететь до Москвы. И за эти 6 минут прячься, потому что настанет ядерная зима. И не забудь валенки.



А вот что делать с химической атакой? Был фирменный способ – от военрука. Натереть хозяйственное мыло на терке, побольше, и лучше заранее, а то за шесть минут много не натрешь. А потом в марлевую повязку его. И если к ядерной атаке добавится еще и химическая, как-то продышаться будет можно.



Американские джинсы убивают население чуть медленнее, но зато наверняка. Они вызывают сжатие тазовых костей, от которых женщина потом не сможет родить. Это называется «джинсовое бесплодие».



Еще одна опасность, с которой может столкнуться каждый – борщевик гигантский. Как известно, борщевик был подарен еще Никите Хрущеву под видом полезного в сельском хозяйстве растения. А убил миллионы людей. Только это засекреченная информация, ее скрывали, чтобы статистику не портить.



С напитками все еще хуже. На улицах множатся автоматы с газированной водой, в каждом из них есть стакан, а в стакане – смертельная опасность. Ночью по городу ходят иностранцы и опрыскивают из баллончика эти стаканы сифилисом. Не имеющие этого баллончика обкашливают стаканчики туберкулезом.



Вот еще один ужас. Стакан для мытья надо было вращать в фонтанчике с водой. Но вращение стакана ослабляло стекло, и появлялась опасность взрыва. Одному мальчику, который пил газировку из ослабленного стакана, отрезало рот.



Что касается бочек с квасом, то о них ходили легенды настолько неприятные, и связанные с настолько несимпатичными существами, что о них и вспоминать не стоит. Надо представить себе существо, которое мы меньше всего хотели бы обнаружить в бочке. Вот именно их и боялись москвичи 70-ых годов.



А пивные ларьки старались располагать поближе к мостам, под которыми проходят высоковольтные провода. Один мужик на Волгоградке помочился с моста, и его ударило током в 50 тысяч вольт. Врачи спасли молодую жизнь, но вот его пипиську юные следопыты нашли только через неделю в Западном Бирюлево.



Здание Академии Наук «Золотые мозги» в 70-ые только строится. Но строится-то где? На месте ското-могильника. И звери, как люди, все равно мстят. Вот у ученых голова-то и болит. Более того, на крыше установили золотые приемники, улавливающие асимметричные частоты из космоса, в результате у светил советской науки развивается онкология и геморрой.



Очень популярными были китайские ковры с тиграми, они были как бы альтернативой традиционным советским гобеленам с медведями. Но все 60-ые и 70-ые годы угроза большого желтого брата нарастала.



В 1976 году умер Мао Дзе Дун, и с этого самого момента ковры с тиграми начали светиться по ночам. Более того, на них проступал лежащий в гробу Мао с зеленой свечкой в сложенных руках. Из ковров слышался крик, и казалось, что дышит сама преисподняя. И люди со страху бежали в церковь, забывая, что преисподней нету, и Бога нету, а все – химия одна.



Но нет хуже зла для советского человека, чем месть церкви. Храм Христа Спасителя снесли, на его месте собирались строить Дворец Советов. Это было в 1935 году. Но в 70-ые годы ми видим на месте храма бассейн «Москва». И сказывали, что в бассейне «Москва» орудуют топители.



Топители хватали плавающих за ноги и утаскивали на дно. Это была месть православной церкви богохульникам. И старались топить в основном детей-отличников. Бабушки наказывали внучатам внимательно смотреть по сторонам, и если мимо будет проплывать человек в рясе и с большим крестом, то лучше от него подальше.



И, наконец, самое страшное находится под землей, потому что там к преисподней явно ближе, хоть ее и нету. Например, поезд метро, приближаясь к станции «Преображенская площадь», из-за сложного рельефа замедляет ход. Но поскольку неподалеку на кладбище похоронен московский юродивый Корейша, сразу выяснилось, что Корейша пришел во сне к начальнику метрополитена, и сказал: «Кто на скорости мимо меня пролетит, проклят будет во веки веков!» Вот они и ползут.



Мы сейчас снисходительно улыбаемся над страхами наивных москвичей 70-ых, ведь мы-то знаем намного больше, чем они. «Новая истина торжествует не потому, что ее противники признают свою неправоту, просто ее оппоненты со временем вымирают, а подрастающее поколение знакомо с нею с самого начала» (с).



Материал взят из цикла передач «Москва Раевского». Фото без моих логотипов взяты из Сети.
Tags: 70-ые в СССР, Раевский, Сделано в Москве, мифы, слухи, страхи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →