Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Москва Казакова

Легендарный Матвей Казаков, построивший допожарную Москву, так много вложил в нее труда и души, что не выдержал известия об уничтожении города, и умер осенью 1812 года. Самая известная постройка Казакова – здание Сената в московском Кремле.



Напротив Арсенала сохранялись последние частные владения князей Барятинских и Трубецких, и вот на этом освободившемся треугольном участке Казакова попросили поставить правительственное здание с большим залом для дворянских собраний. И архитектор сочинил практически образцовое правительственное здание.



Его пластические формы символизируют вечные ценности – законность и правосудие, а величественный купол, когда-то самый большой в России, незыблем, как сама государственность. Этому творению Казакова повезло – Сенат не горел в 1812 году, вот только Наполеон приказал снять статую Георгия Победоносца, которая стояла изначально на крыше, и отправить в качестве трофея в Париж.



Еще одно, не менее известное сооружение Матвея Казакова построено совершенно в другом стиле. После присоединения Крыма в 1775 году на Ходынском поле устроили грандиозное празднование, и для публики возвели временные павильоны, изображающие турецкие крепости и города. Соответственно, все эти строения были поставлены на турецкий манер, с башнями и минаретами.



И вот Екатерине Великой настолько понравился этот нарочито праздничный театральный стиль, что она попросила архитектора Казакова повторить декорации в камне и построить путевой дворец. Путевой дворец был нужен Екатерине для отдыха перед въездом в Москву после долгого путешествия из Петербурга, дорога занимала несколько дней, и была утомительна.



Казаков построил Путевой дворец как крепость, главное здание защищает кольцо служебных построек с башнями, поэтому поставленный возле Петровского села путевой дворец еще называют Петровским замком. Помимо элементов крепостной архитектуры здесь есть готические детали и украшения в духе русской старины. Современники называли этот стиль готическим, но сегодня мы используем термин «русская готика».



Есть предание, что во время своего первого приезда сюда Екатерина отпустила караул, сказав, что будет ночевать под охраной своего народа, и всю ночь вокруг дворца ходили мужики, во все горло покрикивая: «Не шумите, берегите покой нашей матушки!» Затем императоры устраивали здесь коронационные торжества, а в советское время во дворце была военная академия.



Новый архитектурный язык, созданный для празднеств на ходынском лугу 1775 году, полюбился Екатерине II, и она приказывает Василю Баженову построить в новом стиле загородный дворец, на месте, лично выбранном Екатериной. В параллель с Царским Селом под Петербургом подмосковную резиденцию называют Царицыно село.



Баженов соединяет классические, готические и русские элементы в причудливых постройках, раскинувшихся живописными группами над прудами. 10 лет идет строительство резиденции, Екатерина приезжает сюда и совершенно неожиданно приказывает разрушить уже практически законченную центральную часть ансамбля.



Чем же не угодил Баженов Екатерине? Версий много, вот одна из них – архитектор поставил два одинаковых дворца для императрицы и наследника, Великого князя Павла, но за прошедшие годы отношения с сыном у Екатерины поменялись, и она считает, что он представляет опасность для материнского престола. Поэтому в Царицыне она хочет иметь один собственный большой и роскошный дворец.



Эту работу поручают архитектору Матвею Казакову. С Баженовым его связывает дружба и совместные проекты, а теперь он должен переделывать работу товарища. Но Казаков сохраняет выбранный Баженовым фантазийный готический стиль, и символом этой преемственности становится зубчатая галерея, соединившая Хлебный дом Баженова с главным дворцом Казакова.



Получилось, словно работы двух архитекторов протянули друг другу руки. Над невысокими павильонами Баженова Казаков возводит как бы вторым ярусом роскошный парадный дворец. Здесь на фасадах все баженовские детали продолжают развиваться. Выступы превращаются в балконы, колонны удлиняются, кровли становятся ступенчатыми, но главное – сквозь готические узоры пробивается классицизм.



Русская готика – это прихоть богатых заказчиков, в основном Матвей Казаков, естественно, строил в классическом стиле. В 1652 году в Мещанской слободе москвичи встречали мощи митрополита Филиппа. Митрополит Филипп – ярчайшая личность 16-го века.



Поставленный во главе русской церкви Иваном Грозным, Филипп восстал против опричного террора. Не сумев повлиять на царя увещеваниями, он открыто призвал его покаяться, заявил, что в стране нет справедливости и милосердия, а на царе – кровь невинных. Иван Грозный не стерпел такого своеволия, и сослал Филиппа, а затем послал Малюту Скуратова задушить митрополита.



В следующем столетии митрополит Филипп был причислен к лику святых, и на месте встречи его мощей в Мещанской слободе поставлена церковь. Церковь несколько раз перестраивали. Колокольня церкви Филиппа митрополита ранняя, Матвей Казаков построил ступенчатую ротонду.



На основной объем поставлен еще один круглый ярус с треугольными фронтонами над большими окнами, выше – фонарь-беседка. У этого храма есть интересная особенность – Казаков устроил алтарный выступ-апсиду не полукруглым, как обычно, а квадратным и украсил его ионическими колоннами.



В 1782-1786 годах на пересечении Большой Никитской и Моховой улиц архитектор возводит для Московского императорского института старое здание Московского университета (Казаковский корпус). Строение сильно пострадало при пожаре 1812 года, и пять лет спустя было реконструировано по проекту архитектора Доменико Жилярди в стиле ампир.



Здание Благородного собрания построено Матвеем Казаковым тоже в царствование императрицы Екатерины. После строительства новой столицы на берегах Невы Москва оставалась сосредоточением дворянской жизни, ведь Петербург был далеко на границе империи, а Москва стояла в центре русских земель. Поэтому в декабре в Москву съезжались дворяне всех центральных губерний.



Центром общественной жизни этой пестрой массы было Дворянское или Благородное собрание. Фасады здания несколько раз перестраивали, а вот интерьеры сохранились. Лермонтов впервые побывал на маскараде здесь в 16 лет с отцом, причем его папа нарушил одно из правил собрания – молодые люди могли посещать благородное собрание только с 17-летнего возраста.



Здесь встречались на балах и концертах действительно без различия званий и чинов и вельможи, и мелкопоместные дворяне, и светские дамы, и небогатые невесты из провинции, приехавшие в Москву в поисках жениха. По официальным сведениям, зал собрания вмещал три тысячи человек, но вот Пушкин писал, два раза в неделю в зале Благородного собрания собирается до пяти тысяч народу.



Места хватало всем, и для танцев, и для бесед, и для маскарадов. Представив справку о благородном происхождении, дворянин мог приобрести годовой абонемент с правом посещения собрания в любое время. Мужчине он обходился в 50 рублей, даме в 25, и девице в 10. Конечно, были разовые билеты, а вот на балкон на некоторые мероприятия допускали лиц всех сословий, естественно, прилично одетых.



Казаков также построил небольшую церковь на Маросейке. В 30-ые годы прошлого века ее собирались снести якобы для расширения улицы, и говорили, что это не самая значительная работа мастера, но это одно из лучших произведений Казакова. В нем он довел до совершенства стремление классицизма к максимальному упрощению архитектурного убранства. Здесь практически нет деталей, только плавное перетекание круглых объемов.



У церкви Космы и Дамиана необычная композиция – вокруг центральной высокой ротонды три полукруглых лепестка, словно четыре жемчужины собраны в прекрасное колье. По уверенному рисунку чувствуется, что это работа зрелого мастера. И действительно, на момент строительства у Казакова уже была открыта собственная архитектурная школа, откуда вышли первоклассные зодчие: Еготов, Тюрин, Бове.



Во второй половине 18-го века участок Тверской улицы близ Вознесенского переулка сильно пострадал от Троицкого пожара. В 1778-1782 годах на этом месте возвели новое здание. Усадьба служила личной резиденцией графа Захара Чернышева, который к моменту окончания работ занял должность генерал-губернатора Москвы.



Трёхэтажный дворец в стиле зрелый классицизм был обращён на Тверскую площадь. До 1917 года служило резиденцией московских генерал-губернаторов, после Октябрьской революции дом занимал Московский городской совет. С 1993 года строение находится в ведомстве правительства Москвы.



Недаром говорят, что Казаков создал Москву 18-го века, ведь помимо церквей, дворцов, частных домов, учебных корпусов зодчий построил три больших больницы: Павловскую, Екатерининскую и Голицынскую. Павловская больница, основанная в 1763 году – самая старая государственная больница в Москве. Основана по указу императрицы Екатерины II как «больница для бедных» в честь выздоровления тяжело больного наследника престола Павла.



В 1802 году Казаков начал перестраивать главное здание в строгом неоклассическом стиле, боковые постройки были добавлены Жилярди в 1820-х годах. В процессе строительства Казакову было предъявлено обвинение в мошенничестве. Он был избавлен от уголовного преследования, но потерял свою лицензию архитектора, что лишало его возможности получать финансирование от государства.



В 1775 году на Страстном бульваре для князей Гагариных Матвей Казаков возвел огромный дворец, здесь самый большой в Москве 12-ти колонный портик. В начале 19-го века в нем размещался Английский клуб. После ухода французов из Москвы дом сильно выгорел, и пустовал, а в 1828-м его выкупил военный генерал-губернатор Москвы Дмитрий Голицын за 45 тысяч рублей для устройства в нём Ново-Екатерининской больницы.



В конце 18-го века тихое зеленое место на границе тогдашней Москвы, в районе Нескучного сада отвели под больницы, и сегодня здесь Первая Градская, Детская, Святителя Алексия, а начиналось все с Голицынской больницы. Ее построили на деньги российского посла в Вене князя Голицына. Блестящий дипломат много сделал для сближения двух стран, и в столице Австрии до сих пор есть улица Голицын-штрассе.



Князь умер бездетным, и свое немаленькое состояние завещал на устройство бесплатной больницы в Москве. Это была третья общественная больница Первопрестольной после Екатерининской и Павловской, и соответственно первая, устроенная на частные пожертвования. До 1917 года лечебное учреждение содержалось на деньги князей Голицыных. Больница не горела в 1812 году в, потому что в ней лечили и французских солдат.



Помимо общественных зданий, архитектор строил большое количество частных домов и здесь он предлагает новый для Москвы тип городской усадьбы. В 18-м веке дом обычно стоял в глубине двора, окруженный флигелями и служебными пристройками. Казаков же выдвигает главное здание на красную линию улицы, а флигели ставит или за домом, или симметрично по сторонам. Теперь на улицу выходит не ограда с воротами, а парадный фасад.



Казаков мыслил в масштабах целой улицы, делая частный дом частью общего замысла. У этого дома уральского заводчика Губина есть ещё одна интересная особенность: анфилада парадных комнат выходит окнами не на улицу, а во двор. Очевидно, хозяин не хотел, чтобы его вальсирующие гости были видны из расположенного напротив через улицу Высоко-Петровского монастыря.



В самом начале Гороховского переулка стоит огромный Демидовский дворец с торжественной колоннадой. Дом возведен в 1789-1791 гг. по проекту Матвея Казакова для отставного бригадира Ивана Ивановича Демидова, сына богатого заводчика Ивана Никитича Демидова. Став владельцем усадьбы, Иван Иванович Демидов не захотел быть продолжателем семейного дела и уже в 1789 году продал демидовские заводы, чтобы выстроить на вырученные деньги в отцовской усадьбе роскошную резиденцию.



Помимо большого количества частных домов, этот Моцарт архитектуры возвел в Москве Сенат, Университет, Благородное собрание, 3 больницы, 3 церкви, 2 императорских дворца, тюрьму и резиденцию генерал-губернатора. А также воспитал плеяду архитекторов, которые после пожара 1812 года восстанавливали город по рецептам учителя. Его именем в 1939 году была названа бывшая Гороховская улица в Москве.



Материал взят из цикла передач Михаила Жебрака «Москва. Пешком».
Tags: Жебрак, Казаков, пешком
Subscribe

  • Москва в фильме «Место встречи изменить нельзя»

    Телефильм «Место встречи изменить нельзя» снимался в 1978 году, а надо было показывать Москву послевоенную, без панельных зданий. Поэтому…

  • Московские масоны

    Мы здесь не для того, чтобы соглашаться с чужими истинами, а для того, чтобы найти свою. Кем только ни считали масонов: вершителями судеб, лучше…

  • Москва большевистская

    «Москва ленинская» – была такая обязательная экскурсия для всех гостей столицы лет 30-40 назад, когда на всех домах, где побывал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Москва в фильме «Место встречи изменить нельзя»

    Телефильм «Место встречи изменить нельзя» снимался в 1978 году, а надо было показывать Москву послевоенную, без панельных зданий. Поэтому…

  • Московские масоны

    Мы здесь не для того, чтобы соглашаться с чужими истинами, а для того, чтобы найти свою. Кем только ни считали масонов: вершителями судеб, лучше…

  • Москва большевистская

    «Москва ленинская» – была такая обязательная экскурсия для всех гостей столицы лет 30-40 назад, когда на всех домах, где побывал…