Алексей (raven_yellow) wrote,
Алексей
raven_yellow

Categories:

Москва большевистская

«Москва ленинская» – была такая обязательная экскурсия для всех гостей столицы лет 30-40 назад, когда на всех домах, где побывал Ильич, укрепляли мемориальные доски. В метрополитене имени Ленина пять станций напоминали о вожде. Да и до сих пор о нем напоминают названия проспектов, улиц, переулков, тупиков. Но этот пост о немного другой Москве, без мемориальных досок.



Владимир Ленин переехал в Москву со всеми правительственными структурами в марте 1918 года. За 200 лет до этого Санкт-Петербург устраивал наши власти во всех отношениях, но в результате революции от России откололись Польша, Финляндия, Прибалтика, и Санкт-Петербург стал, как и во времена Петра I, приграничным городом.



Где разместить такое количество чиновников, комиссаров, охраны, прибывших в Первопрестольную? В Москве правительственных зданий, кроме Кремля, не было, да и он сильно пострадал при перевороте. Поэтому решили определить комиссариаты в центральные роскошные гостиницы: Дрезден, Метрополь, Националь. Первое время кабинет Ленина был в Национале.



Гостиницу построил в самом начале 20-го века архитектор Иванов. Сохранились удивительные решетки на балконах и навесах. А вот панно на аттике заменили в советские годы, на символы нового мира – индустриальный пейзаж.



Гостиница Националь называлась тогда – Первый дом Советов, Метрополь – второй. Были и Третий, и Четвертый, внешне они не менялись, только на входах стояли революционные матросы в красных бантах. А внутри, конечно, интерьеры пострадали, там плевались, сморкались, стреляли. Как писал Булгаков, сначала пропадали калоши и ковры, потом забивали парадный вход, потом лопались котлы и трубы.



Ленин быстро перебрался из гостиницы Националь в Кремль, с тех пор за кремлевской стеной работали все его преемники. В советские годы любили вспоминать бревно, которое он носил на уборке территории. Бревно, конечно, не сохранилось, но один объект, помнящий руки вождя, все-таки остался, находится он в Новоспасском монастыре.



В 1905 году эсером Каляевым был взорван Великий князь Сергей Александрович Романов, генерал-губернатор Москвы. На месте его гибели поставили крест по рисунку Виктора Васнецова. Его памятник оказался похож одновременно и на старинное русское надгробие, и на распятие, перед которым молятся в храме. Эта икона в бронзе сразу понравилась и семье Романовых, и публике.



Так вот, Ленин в перерыве какого-то совещания предложил соратникам размяться на свежем воздухе, заодно и доброе дело сделать. Завхоз принес веревки, накинули на крест, и совместными усилиями вывернули памятник из земли. В 1998 году крест был восстановлен и поставлен в Новоспасском монастыре, возле фамильной усыпальницы Романовых.



Здесь хоронили Юрьевых, Захарьевых, Романовых – предков царствующей фамилии. Из-за этого монастырь всегда был на высоком счету, его неоднократно посещали императоры, и в него царской фамилией делались щедрые пожертвования. Здесь же содержалась загадочная инокиня Досифея. По одной версии, это была княжна Тараканова, внебрачная дочь императрицы Елизаветы.



Но если во времена царизма заключенные были штучные, то при советской власти счет пошел на тысячи. После революции монастырь превратили в концлагерь. Здесь же расстреливали, и даже прорубили особый вход в Москве-реке, чтобы было удобней носить трупы. Хоронили их там же в братских могилах. Расстрелы шли во внутреннем дворике, где сейчас в память о погибших установлен крест.



После революции большинство московских особняков было поделено между разными вооруженными формированиями эсеров, анархистов, латышских стрелков, рабочих дружин, комитетов, полков. На аристократической Поварской улице, где перед революцией было восемь владений, принадлежавших князьям, лучшие особняки захватили анархисты.



Сейчас здесь развиваются флаги посольств, а тогда над входами были черные знамена, а их окон торчали стволы пулеметов. Анархисты были союзниками большевиков, но их взгляды на будущее страны были различны. И большевики решают уничтожить движение анархистов. В ночь с 11 на 12 апреля 1918 года в Москве были захвачены все военные базы анархистов.



Где-то их сразу перестреляли, а в некоторых зданиях бои шли еще полдня. Дольше всего держался особняк Дункер-Цетлиных. Все было изъедено пулями, входы разворочены бомбами. Английский посол Брюс Локхарт посетил вместе с начальником ЧК Петерсом это здание после конца операции, и писал, что внутри дом был просто завален мусором и трупами.



После того, как были уничтожены анархисты, настала пора разобраться с левыми эсерами. Эсеры – популярная и массовая партия, но во многих вопросах они расходятся с большевиками, возмущены захватом власти в октябре 1917-го, недовольны партийной диктатурой. Но главное – им не нравится позиция Ленина на переговорах с Германией.



В Денежном переулке в бывшем роскошном особняке Берга размещалось тогда германское посольство. Рано утром 6 июля 1918 года на прием к послу графу Мирбаху пришли два мужчины, представившись чекистами, Андреевым и Блюмкиным. После недолгого разговора они открыли стрельбу и бросили бомбу, а потом выпрыгнули в окно.



Андреев благополучно добрался до автомобиля, а Блюмкин повредил ногу при прыжке и повис на заборе. Был ранен ответным огнем из посольства, но спасся, и со временем стал видным чекистом. Сергей Есенин щеголял дружбой с убийцей-Блюмкиным. В результате теракта посол Мирбах был убит, теракт приписали левым эсерам.



Воспользовавшись убийством посла, Ленин решает арестовать всех эсеров-делегатов, присутствовавших на Пятом съезде Советов в Большом театре. Эсеры тогда пользовались колоссальным влиянием в стране. Возмущенные арестом товарищей, они захватывают Москву. Многие историки называют те события 1918 года «Третьей русской революцией». Штаб левых эсеров находился в особняке в Морозовском саду на Ивановской горке.



Владение сначала принадлежало князям Кантемирам, потом промышленнику Кокореву, и при нем сад стал общедоступным. Ну а последняя владелица, Марья Федоровна Морозова, превратила особняк в роскошный дворец. Обычные московские усадьбы стоили владельцам 60-100 тысяч рублей, на свой дом Морозова потратила 250 тысяч.



С пригорка в Морозовском саду открываются прекрасные виды. Здесь стояла артиллерия, которая обстреливала Кремль во время восстания эсеров. А по переулку на нее наступали отряды латышских стрелков, оставшихся верными Ленину.



Эсеры тогда захватили Главпочтамт, ключевые точки города, и почти весь московский гарнизон перешел на их сторону. Им достаточно было арестовать верхушку партии большевиков. Но они медлили, не решаясь идти до конца. И Ленин с соратниками, воспользовавшись паузой, железной рукой подавляют мятеж. Во времена революции победу, во всяком случае, формальную, одерживают всегда самые беспринципные и безжалостные.



На Яузской улице расположена усадьба, построенная в 19 веке для купцов Баташевых, тогда она считалась богатейшим владением, раскинувшимся на шесть переулков. При Наполеоне усадьба не пострадала, роскошный дворец занимал штаб маршала Мюрата. Во второй половине 19 века была куплена городом для устройства здесь больницы для чернорабочих.



Но новые песни придумала жизнь. Больница, а теперь она называлась «Медсантруд», стала ведомственной для ГПУ, здесь лечили чекистов. И одновременно в подвалах расстреливали, а во дворах закапывали арестованных. Исследователи считают, что на территории больницы было похоронено около тысячи казненных, из них 103 известны по именам.



Это в основном молодые люди в возрасте до 35 лет всех сословий и профессий: дворяне и крестьяне, офицеры, преподаватели, рабочие. Среди них есть профессора. Один летчик и четыре священника.



Помимо разноцветных гвардий, в Москве было полно просто уголовников. И в январе 1919 года одна из банд ограбила самого Ленина. Он тогда ехал в Сокольники в Лесную школу на новогоднюю елку. Вообще, Ленин очень любил елки и охотно их посещал. Бандиты остановили на дороге машину и направили на пассажиров оружие.



Владимир Ильич достал удостоверение и сказал: «Я – Ульянов-Ленин!» Это не произвело на нападавших никакого впечатления. Они отобрали автомобиль и сняли с Ленина пальто. Дальше он пошел пешком, прижимая к груди бутылку с молоком, предназначавшуюся жене. В те годы молоко могло быть большей ценностью, чем одежда.



Все москвичи мечтают о даче: самовар на крылечке, грибы-ягоды из леса, свой лук и укроп. Вот и Владимир Ленин, перебравшись в Москву, озаботился проживанием на природе. Роскошная усадьба Юсуповых Архангельское уже была занята Троцким. Поэтому Ленин выбирает Горки. Здесь было немало преимуществ. Во-первых, недалеко от Москвы. Потом, усадьба не была разграблена. И главное, здесь был телефон.



Усадьбу Горки до революции обустраивала любопытная супружеская чета. Муж – генерал Рейнбот, глава городской полиции, как тогда говорили, московский градоначальник. Жена – вдова фабриканта-миллионера Саввы Морозова Зинаида Морозова. От нее-то и огромные средства, направленные на перестройку и украшение усадьбы. Огромный дом Морозовых на Спиридоновке строил Федор Шехтель, к нему-то по старой дружбе и обратилась Зинаида с просьбой украсить усадьбу.



Как любой зодчий высокого класса, Шехтель мог все, тем более, стиль модерн позволял заимствовать из любых эпох. И задачу зодчий понял правильно, вдова выходила не только за своего давнего поклонника генерала Рейнбота, она выходила за дворянский титул. Значит, нужно было построить классическую дворянскую усадьбу, чтобы вопросов не возникало о купеческом происхождении хозяйки.



Поэтому Шехтель работает в неоклассическом стиле. Изящный шестиколонный портик украшает главный фасад, по сторонам мраморные резные амфоры, на стенах античные барельефы. И только легкая асимметрия – с одной стороны зимний сад, с другой застекленная веранда – намекают, что мы не в 19-ом веке, а в начале 20-го.



Свой дом Морозова-Рейнбот оборудовала по наивысшим, даже по сегодняшним меркам, комфортом. Здесь были водопровод, ванная, центральное отопление, электричество, телефон, московскому градоначальнику протянули из столицы отдельную линию. Сначала из-за неисправности парового котла Ленин поселился в северном флигеле. Тут маленькие комнаты, но зато есть отопление.



Но со временем чета Ульяновых освоилась в усадьбе, и перешла в главный дом. Ленин просил в усадьбе ничего не менять, поэтому свои работы, например «Детскую болезнь левизны», он писал за хорошим столом красного дерева при свете лампы мейсеновского фарфора в окружении итальянских мраморов. Он здесь не только работал, но и отдыхал, например, ходил на охоту.



В 1922 году он пережил удар, пострадал головной мозг. Тогда Ленин почти отошел от управления государством, жил в основном в Горках, через год произошел второй удар, а в январе 1924 – третий и последний. Великолепная скульптурная группа из красного гранита работу Меркурова изображает реальную сцену – тело Ленина на руках несут на железнодорожную станцию.



Зинаида Морозова, выселенная из этой усадьбы, умерла в 1947 году. Прах ее покоится в семейном склепе на Рогожском кладбище Москвы. А тело Ленина лежит на Красной площади. Талантливый архитектор Щусев построил для него пирамиду. Это последнее «ленинское место» в Москве было обязательным для посещения всеми туристами.



Материал взят из цикла передач Михаила Жебрака «Москва. Пешком».

Убедительная просьба дебилам - не оставлять здесь комментарии!
Tags: Жебрак, Ленин, большевистская, ленинская, пешком
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Москва в фильме «Место встречи изменить нельзя»

    Телефильм «Место встречи изменить нельзя» снимался в 1978 году, а надо было показывать Москву послевоенную, без панельных зданий. Поэтому…

  • Рыбный ужин

    Давно не фотографирую еду, но должен же я показать, что было на столе на дне рождения. Я плохой фуд-фотограф, терпения не хватает, пока все красиво…

  • Здесь может быть ваша запись

    «Клянусь, мне столько лет, что наковальня, И та не послужила бы так долго, Куда уж там кувалде и мехам. Сам на себе я самого себя Самим собой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Москва в фильме «Место встречи изменить нельзя»

    Телефильм «Место встречи изменить нельзя» снимался в 1978 году, а надо было показывать Москву послевоенную, без панельных зданий. Поэтому…

  • Рыбный ужин

    Давно не фотографирую еду, но должен же я показать, что было на столе на дне рождения. Я плохой фуд-фотограф, терпения не хватает, пока все красиво…

  • Здесь может быть ваша запись

    «Клянусь, мне столько лет, что наковальня, И та не послужила бы так долго, Куда уж там кувалде и мехам. Сам на себе я самого себя Самим собой…