Tags: Московские легенды

Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Иван Шмелев

«Что во мне бьется так, наплывает в глазах туманом? Это — мое, я знаю. И стены, и башни, и соборы… и дынные облачка за ними, и эта моя река, и черные полыньи, в воронах, и лошадки, и заречная даль посадов… — были во мне всегда. И все я знаю. Там, за стенами, церковка под бугром, — я знаю. И щели в стенах — знаю. Я глядел из-за стен… когда?.. И дым пожаров, и крики, и набат… — все помню! Бунты, и топоры, и плахи, и молебны… — все мнится былью, моей былью… — будто во сне забытом». (И. Шмелёв)



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Михаил Хлудов, повелитель тигров

Наиболее яркой эксцентричной фигурой в семействе был Михаил Хлудов, сын Алексея Ивановича. Он послужил прототипом богатого подрядчика Хлынова в комедии А. Н. Островского «Горячее сердце», под именем купца Хмурова был изображен в романе Н. Н. Карамзина «На далеких окраинах», черты его характера нашли свое воплощение в собирательном образе Ильи Федосеевича — главного героя рассказа Н. С. Лескова «Чертогон».



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Герасим и Алексей Хлудовы

Следующего мецената и благотворителя вспоминают нечасто, хотя москвичи прекрасно знают его дом, украшение Земляного Вала. Здесь в усадьбе «Высокие горы» размещалась прекрасная коллекция картин текстильного фабриканта Герасима Хлудова.



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Гаврила Солодовников

Историю московского купечества-меценатства в разное время рассказывали по-разному. До революции подшучивали над их чудачествами и кутежами. В советское время они стали эксплуататорами. В новой России – флагманами капитализма, и их именами называют офисные центры... Третьяковы, Бахрушины, Рябушинские. Их имена у нас на слуху, но это лишь вершина айсберга. Десятки московских купцов, так или иначе, способствовали развитию общества.



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Павел Третьяков

Купеческие семьи жили в основном дружно. Братья Прохоровы, Морозовы, Третьяковы сообща владели отцовскими производствами, и не только на семейном фронте, но и в общественной жизни выступали единым строем. А в Замоскворечье многие жили довольно патриархально. Широко они жили: и шутили с размахом, и строили на века.



Collapse )
Жёлтый ворон

Могила Соньки Золотой Ручки

На Ваганьковском всегда людно. Но многие приходят сюда не к умершим родственникам, а на экскурсии – к могилам артистов, политиков, спортсменов, священнослужителей. Кладбище разбито на секторы, к которым ведут аллеи. Если свернуть на Щуровскую дорожку и пройти пять шагов, сразу увидишь мраморный памятник Соньке Золотой Ручке – точеную фигуру в человеческий рост без рук и головы, стоящую под листьями металлической пальмы. По легенде, скульптуру Соньки после ее смерти поставили питерские и одесские воры, а заказывали изваяние у миланского мастера.



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Николай Игумнов

Москва как город зачиналась Юрием Долгоруким на месте бойкого торга, на пересечении нескольких торговых путей. Те дороги на Ростов, Владимир, Новгород давно стали городскими улицами. А вот важнейшая торговая артерия древности – Москва-река – сохранилась в прежнем русле.



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Петр Щукин

Меценатами называют богатых покровителей искусств и наук. И бывало, что меценатами они становились неожиданно для себя. Торговец тканями Петр Щукин сперва собирал предметы по делу: образцы мануфактуры, ковры, но коллекционирование захватило его. Ну, а начав собирать предметы русской старины, он был вынужден серьезно погрузиться в изучение истории.



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Алексей Бахрушин

Замоскворечье прославил не только Островский, но и купцы-коллекционеры. Братья Третьяковы собрали уникальную коллекцию русского искусства. В Русском музее в Петербурге было 5 работ Репина, а в Третьяковке – 52. Также в Москве хранилась театральная коллекция Бахрушина.



Collapse )
Жёлтый ворон

Легенды Замоскворечья. Петр Губонин

Миллионеры прошлого века отличаются от нынешних приблизительно так же, как пчела от осы. В Замоскворечье было много благотворителей: Третьяковы и Бахрушины строили больницы и приюты, но мы их помним потому, что они подарили городу музеи. Ну а память о десятках благотворителей, которые создавали школы, клиники, богадельни, остались только в архивах.



Collapse )